От Турции на север

В прошлом номере мы начали разговор о Турции, закончив его словами о том, что «Нынешняя Турция оказалась на пересечении самых разных устремлений и планов, причем однозначно антикемалистских.  Отход от светского характера государства к исламизму подталкивает Турцию на путь неоосманизма, а это уже непосредственно так или иначе касается нас». В этом номере мы продолжим разговор на тему Турции, а заодно попробуем выяснить – так ли уж далека данная тема от тех событий, которые разворачиваются как в мировом масштабе, так и у нас.

Неоосманизм

На этой неделе пришло подтверждение вышеприведенных слов, причем с неожиданной стороны.

Тайип Реджеп Эрдоган может реализовать в Турции радикальный проект «Братьев-мусульман» после неудачной попытки военного переворота в стране, заявил президент Сирии Башар Асад.

По его словам, «шаги, которые предпринимал Эрдоган и его окружение сразу после переворота, подтверждают, что они действуют в интересах экстремистов», заявил Асад в интервью кубинскому агентству Prensa Latina, которое цитирует ТАСС.

«У нас в Донбассе не очень известен мир Ислама, потому придется немного углубиться в ситуацию и разобраться в чем смысл проекта «Братьев мусульман»?

«Братья-мусульмане»

Созданная в 1928 году, организация «Братья-мусульмане» разработала модель исламского образа мысли и действия в ХХ веке. То был пик европейской колонизации Востока. В 1924 году светский режим Кемаля Ататюрка упразднил последний халифат в Стамбуле. Исламский мир, таким образом, был растерзан колонизаторами из другой цивилизации и потерпел внутреннее потрясение. Халифат, олицетворявший единство правоверных всего мира, сменился светской и националистической республикой Турция. Вот в этих-то условиях «Братья-мусульмане» взяли на себя роль выразителя политических чаяний мусульман – ту, которую прежде играл халиф. Братья взяли на вооружение и поныне живой лозунг: «Коран – наша конституция». Этим они дали понять, что ислам есть полная и целостная система, а потому не надо искать в европейских ценностях основу общественного порядка. Коран универсален.

Проект братьев-мусульман с самого начала оказался враждебным разобщению. Не нужно разделять государство, политику, экономику и духовную жизнь. Нет, все должно сплавиться в органичное исламское целое. Не нужно политических партий – они лишь разрушают единство, ослабляя ислам перед лицом врагов. Битва велась против национализма, для того, чтобы заменить мировоззрение, чтобы утвердить в головах простую мысль: «Прежде всего мы – братья по вере, а уж потом – арабы, персы или тюрки». Исламистская культурная революция свершилась узкими группами активистов-интеллектуалов, на которые еще в конце 1950-х годов почти не обращали внимания.

Социально-политическая программа братства при этом не содержала ни одного положения, направленного на изменение сложившейся иерархии. Нет, главное – привести все законы исламских стран в соответствие с шариатом и укрепить систему образования: источник заработка для активистов братства и канал влияния на молодое поколение. Все это и сплачивало общественные группы с несхожими интересами.

«Братья-мусульмане», действуя сначала помимо государственных властей, построили систему мобилизации сил всего исламского мира на отпор его цивилизационным противникам. Впервые эту систему опробовали в Афганистане, против нас. Впервые в ХХ веке советская военная машина была остановлена. «Братья» использовали помощь США, умело пустив её на укрепления своих сетей и боевых организаций.

Ключевую роль в разработке этой системы сыграл палестинский профессор Абдалла Аззам. Благодаря ему возникла идеологическая, организационная и финансовая основа «мобилизационной схемы», работавшей на помощь афганским душманам. Уже в середине 80-х размеры арабской помощи афганцам превысили 600 миллионов долларов. Аззам, Саид Хауи и абу Исмаил разработали теорию и практику джихада. Все они считали, что каждый мусульманин обязан принять в нем моральное и финансовое участие.

«Если враг вступил на землю мусульман, то джихад, по согласованному мнению докторов права-комментаторов священных текстов и хранителей традиций, становится личной обязанностью», – писал профессор. Аззам выступил против тех, кто считал джихад лишь коллективной обязанностью мусульман, перекладывая ответственность на политическое руководство и уговаривая других не ехать в Афганистан. Наоборот, все мусульмане мира должны были участвовать в этой войне. Каждый имел право участвовать в джихаде с оружием в руках, не испрашивая на то разрешение ни у кого. Даже у повелителя правоверных, если таковой имеется.

Конечным пунктом программы «Братьев-мусульман» является создание всемирного халифата, в который войдут все исламские страны и народы.

Именно подобную политику по словам Асада планирует проводить Эрдоган. Но за счет чего? На какие средства и главное – зачем? Понятно, имперская идея – мощная сила, но под нее желательно иметь и какое-то материальное обеспечение, ведь в его отсутствие империя становится недолговечной (именно по этой причине Османская империя не смогла удержаться). И тут нужно обратить взор на другую часть света – в Китай.

 

Турция в геополитическом контексте

 

Эту статью известного китаеведа Андрея Девятова мы уже публиковали в конце 2015 года, но нам снова придется её обильно зацитировать: «16.09.13, в ходе визита в Казахстан, выступая с лекцией в Назарбаев университете, Си Цзиньпин начал с того, что образцом отношений Китая со странами Центральной Азии назвал Великий Шелковый Путь. Идея новой хозяйственной интеграции стран с разными вероучениями и культурными традициями в Астане была услышана. Впоследствии инициатива Нового Шелкового Пути из Китая в Европу приобрела форму доктрины Экономического пояса Нового Шелкового Пути и Морского Шелкового Пути XXI века.

Примечательно, что Новый Шелковый Путь – это не столько транспортный коридор, связывающий Китай с Европой, сколько находящаяся под покровительством Китая зона экономического развития с гарантированной прибылью на инвестиции в USD. Под этот проект с емкостью вложения капитала до $8 трлн в 2015г. был создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB). Вполне очевидно, что в условиях кризиса мировой кредитно-финансовой системы на основе нефтедоллара США, китайский проект Экономического пояса Нового Шелкового Пути и Морского Шелкового Пути XXI века («один пояс, один путь») выступает способом геополитического размежевания глобализации суши во главе с Китаем и глобализации во главе с США.

шелковый путь

Собственно, в Экономический пояс Нового Шелкового Пути входят 16-ть стран, 12-ть из которых принадлежат Миру Ислама. Принципиально важно, что и экономический пояс, и морской путь проходят через зону интересов Турции. Турция претендует на особое место в капитале Экономического пояса и на особую роль в обеспечении безопасности пояса и пути.

Принципиально важно и то, что нынешнее руководство Турции шаг за шагом осуществляет исламизацию светского государства Кемаля Ататюрка с прицелом на воссоздание красного турецкого халифата. А президент Турецкой Республики Эрдоган выступает признанным лидером всего не клерикального политического ислама.

Решение вопроса восстановления Халифата под руководством турок (а последним халифом правоверных до 1924 года был турецкий султан Османской империи) связано с правопреемством династии в условиях отсутствия закона о престолонаследии. По официальным турецким документам с завершением османской династии права на титулы переходят к династии Крымских ханов Гиреев. Таким образом, мирное и безопасное развитие исламских стран Экономического пояса Нового Шелкового Пути требует восстановления халифата. А восстановление халифата невозможно без определения роли Крыма в проекте «один пояс, один путь».

 

Помощь «северного соседа»

Когда же после государственного переворота на Украине, в марте 2014 года произошло Республики Крым в субъекты Российской Федерации, орган самоуправления Национального собрания народа крымских татар Меджлис, признанный Верховной Радой Украины, оказался вне правового поля Российской Федерации. При том, что духовная связь крымских татар с Турцией никогда не прерывалась.

Но Украина не осталась в стороне от проблем Турции.

Президент Украины Петр Порошенко 14 июля заявил о «нетъемлемом праве крымскотатарского народа на самоопределение». На фоне заявлений киевских властей о подготовке создания крымско-татарской автономии пограничные регионы Незалежной готовят к застройке мечетями. Участок под мусульманское культовое здание с минаретами 24 июня выделил городской совет в Херсоне, аналогичный масштабный исламский центр в турецком стиле пытаются реализовать и в Геническе, центре одного из районов Херсонской области. Под ещё одну крупную мечеть уже выделен участок прямо на границе Херсонщины с Крымом. Растущая крымско-татарская диаспора уже создала в регионе собственные вооруженные формирования, терроризирующие местных жителей.

На Херсонщине действительно много и турок-месхетинцев, перебравшихся сюда в 1989 году из Узбекистана. В целом по области по переписи 2001 года их насчитывалось 3736 человек, сейчас за счёт рождаемости и миграции из зоны военного конфликта в Донбассе (только в Донецкой области в 2001 году проживал 1791 турок-месхетинец) их уже гораздо больше. Причём, как следует из официального сообщения на сайте Херсонской областной администрации, у многих из этих живущих в регионе турок до сих пор отсутствует украинское гражданство.

tTD5Z4vxZqA__l4lgRhFlA

В марте этого года херсонский политик Алексей Журавко, бывший депутатом Верховной рады V (2005—2006 годы) и VI (2006—2007 годы) созывов, сообщил о том, что в областном центре всё чаще появляются граффити на тюркском языке, называющие этот регион мусульманской землёй.

Ранее председатель херсонского регионального отделения Меджлиса Асан Алиев сообщил журналистам украинского издания «Крым. Реалии», что с целью борьбы с пророссийскими настроениями (которые, по его словам, исповедует около 40% жителей Генического района) здесь было создано «территориальное подразделение», которое местные называют «крымско-татарским батальоном». На шевроне одетых в камуфляж бойцов этой части с весьма неясной правовой легитимностью находилась крымско-татарская тамга.

18 января этого года в Херсонской области координатором блокады Крыма Ленуром Услямовым началось формирование крымско-татарского батальона имени Номана Челебиджихана, в который уже в первые дни записалось более 250 человек. Офис батальона украшен государственным флагом Турции, из этой же страны прибывает и камуфляж натовского стандарта для бойцов.

Эти формирования рассматриваются и как исполнители возможного вторжения в Крым, и как будущие полицаи в Крымско-татарской национальной автономии, о подготовке создания которой на полуострове (притом что крымские татары составляют лишь 13% его населения) официально заявил 3 июня Пётр Порошенко. Ранее уже сообщавший о создании автономии экс-лидер меджлиса Мустафа Джемилев уточнил, что «этот же батальон может быть использован… после освобождения Крыма от оккупации — для обеспечения правопорядка и предотвращения на полуострове разного рода возможных беспорядков».

По словам Джемилева, «уже изъявили желание служить в таком батальоне довольно большое число ингушей, азербайджанцев, узбеков и других национальностей». Это подтверждается и фотографиями боевиков, участвующих в блокаде Крыма, — некоторые из них поднимают флаги дудаевской Ичкерии. Часть бойцов последней ещё в 1990—2000-е годы осела на Украине, а в ходе АТО приняла в нём участие в составе украинских батальонов.»

В 2014 году из Крыма на Украину выехали 10 тысяч активных членов экстремистской группировки «Хизб ут-Тахрир» Деятельность этих сторонников «Всемирного халифата» законодательно запрещена в России, США, Франции, Египте и во множестве других стран мира. Зато украинская власть активно поощряет крымских «хизбов», считая их главной опорой в борьбе против пророссийски настроенного славянского населения автономии. Уже на Украине бородатое зверье влилось в карательные батальоны. Резали население юга Донецкой области, грабили на приграничных «блокадных» блокпостах. Вроде бы открыли чебуречные, но реально жили на деньги Бени Коломойского. Увы, в последнее время «кормилец» закрутил финансовый кран. Но чебуречные они не открыли. По данным Народной Милиции ЛНР, за время существования крымско-татарского батальона его бойцы умудрились заработать 5 миллионов долларов наличными средствами.

«Доходы с подконтрольной им контрабанды и наркотического трафика колоссальны. Со дня их прибытия в Чонгар они умудрились заработать 5 миллионов долларов. Конечно сумма пока еще не большая для многочисленного батальона, но это буквально пару недель, – рассказал собеседник. – 70% уже уехали к Ленуру Ислямову».

При этом источник добавил, что в планах добробата взять под контроль торговлю людьми. По оценкам «костяка» батальона это принесет дополнительных многомиллионный доход.

Как видим, исламизация Турции рикошетом ударяет и по нам. И это лишь первые ласточки. Что ждет мир в условиях исламизированной Турции покажет время

Виктор Прись

Print Friendly, PDF & Email

Похожие записи