Все сначала, но по-другому

Мы продолжаем в рамках Года русского языка исследовать творчество писателей новейшего времени, искать жемчужины в литературном потоке современности. Несколько лет назад был опубликован роман малоизвестного тогда писателя и профессионального филолога Евгения Водолазкина «Лавр». Вскоре книга стала ярким событием литературной жизни не только в России, но и за рубежом.

Лавры «Лавра»

За роман «Лавр» автору были присуждены две премии: «Большая книга» (за лучшее произведение на русском языке) и «Ясная Поляна» (международная литературная премия за лучшее художественное произведение традиционной формы).

Популярная английская газета The Guardian включила роман «Лавр» в топ-десятку лучших книг мировой литературы о Боге. До сего времени сохраняется активный интерес читателей и литературной критики к произведению, оно уже включено в обязательный перечень школьных и вузовских учебных программ.

«Сухари русского бытия»

Как и всякое незаурядное литературное творение, роман «Лавр» накопил немалое количество читательских отзывов и профессиональных критических суждений.

С одной стороны, критика признает, хотя далеко не единодушно, что Евгений Водолазкин написал глубоко русский роман, как бы пафосно это ни звучало. В книге есть тьма и свет, смрад, но и духовная сила. Одного в нем нет – фальши. Но с другой стороны, критика настаивает на том, что русскому читателю «нужен современный роман, а нам подсовывают – в нарушение прав потребителей – Водолазкина. Не хотим грызть сухари русского бытия, нам подавай багет свежей французской булки. А сухари свои оставьте при себе, авось на черный день пригодятся».

Одни увидели в «Лавре» очевидные потенции пополнить список классики, другие предостерегают от такой безответственной дерзости, ограничиваясь признанием, что перед нами добротная и интересная «развлекательно-культурная книжка» с блестящей языковой игрой, запоминающимся героем, бодрым сюжетом, но до обидного интеллектуально пустая. Книга эмоциональна и зрелищна, не требует серьезного умственного напряжения. Ну, таковы уж реалии современных бестселлеров – быть в лучшем случае золотой серединой между непритязательными вкусами большинства и запросами интеллектуальной элиты.

Ценностные акценты

Мы попробуем собрать не разноголосицу мнений и оценок, а рассеянный в многообразии эпизодов и событий повествования, стремящийся к центру глубинный смысл романа «Лавр», ради которого он создан и принят вдумчивым читателем.

Для начала – краткая информация для тех, кто не знаком с фабулой данного произведения. Действие происходит во второй половине века в основном на севере России, а позднее и в Западной Европе, и на Ближнем Востоке. Чтобы быть ближе к географии внутреннего пространства романа, признаем, что действие происходит в Божьем мире.

Мальчик Арсений, оставшийся сиротой после гибели родителей от чумы, живет с дедушкой Христофором на окраине села. Глубоко религиозный Христофор в совершенстве овладел навыками народной медицины и является авторитетным знахарем для окружающих. Он обучает внука и религиозному чувству, и целительству, и тот продолжает дела деда после смерти последнего.

Одиночество Арсения однажды прервалось и коренным образом изменило его жизнь. Он дал приют гонимой отовсюду девушке, зараженной чумой, вылечил ее, и, как легко догадаться, Устинья и ее спаситель полюбили друг друга. Вскоре, как водится, с новым ощущением счастья ожидали рождения ребенка. Но вместо этого случилась трагедия, лишившая наших героев не только счастья, но и завтрашнего дня: от родов умерла Устинья, не успел родиться живым и малыш.

Для матери и ребенка жизнь превращается в свою полную противоположность – смерть. Но и для оставшегося жить Арсения бытие оказывается хуже смерти. Есть ли чем автору продолжить повествование или впору завершить сюжет, а читателю – закрыть книгу с историей о неудавшейся судьбе влюбленных? Оказалось, что книга взывает быть продолженной. Это продолжение наполняется особенным содержанием, которое и делает роман Водолазкина предельно сопряженным с мировой классикой, с ее сквозной вечной тематикой: о жизни и смерти, о тщете существования и обретаемых смыслах бытия. Более того, заслуга автора в том, что он новаторски, в духе современности, расставляет ценностные акценты.

Коррекция традиционной модели

Четырехсотстраничный роман «Лавр» разделен не главами, а «книгами», их четыре. Каждая знаменует новый этап жизни главного героя, знаком этого оказывается и новое имя крещеного Арсения – Устин, Амвросий, Лавр. «Книга покаяния», связанная с трагедией молодой семьи, перерастает в «Книгу отречения», открывающую «Книгу пути», а завершает роман «Книга покоя». Иначе говоря, перед нами своего рода дорожная карта жизненного пути главного героя.

Карта эта разительно отличается от знакомой до боли карты типологического героя классической литературы (Дон Кихота, Гамлета, Базарова, Мелихова и т. д.). В этих героях вдумчивый читатель находит ту или иную степень соотнесенности с собственной духовной жизнью. Именно в содружестве реального хода социально-исторического процесса и духовных исканий героев классической литературы к ХХ веку сложилась модель оптимистических перспектив человеческой цивилизации на основе закона «исторического прогресса».

Жизненный же путь Арсения демонстрирует читателю совершенно иную модель, которая начинает реализовываться сразу после смерти Устиньи и в деталях своих предстает коррекцией традиционной модели. Вернемся к трагическому эпизоду после смерти возлюбленной нашего героя. От самоубийства Арсения спасает старец, давний приятель Христофора. Он советует юноше продолжить жизнь Устиньи своими добрыми делами, любовью: «История твоей любви только начинается. Устинья здесь, пока жив Арсений».

Жить для других

Поданная старцем идея преображает жизнь Устина (так он назвал себя). Его собственная жизнь «для себя» обретает значимость только как «возвращенная» из небытия жизнь Устиньи, что выводит пребывание в мире самого Арсения (Устина) на высочайший уровень духовной наполненности. Именно «воскресшая» Устинья вдохновляет мужа на великое дело служения людям: популярность и авторитет целителя неуклонно растет.

Обратим внимание, что завет жить для других, утвержденный гуманистическим опытом человечества и воплощенный в классической литературе, дублируется и в романе Водолазкина. Более того, по мнению одного из критиков, он выглядит гротескно: «Суть «Лавра» – в гипертрофированном созидании добра во искупление некоего тяжкого греха юности».

На наш взгляд, такое предостережение критика неубедительно. Может ли быть созидание добра чрезмерным? И какой грех юности должны искупить Арсений и Устинья, если в его основе – светлое чувство любви, на котором и держится высокий смысл классической литературы? В данном случае гипертрофия Водолазкина выглядит иначе и в корне изменяет привычные представления об идее бескорыстного служения общему делу.

Правота изначальных идей

Отказ нашего героя от малейшей комфортности собственного существования в пользу Устиньи оказывается ниспровержением современной изощренно-спекулятивной модели «разумного эгоизма». Ему его собственная жизнь, низведенная до сверхминимального уровня поддержания жизненных сил, нужна настолько, насколько она гарантирует пребывание в реальном мире самой Устинье. Признаем, что наше практичное «здравомыслие», избалованное всяческими «фейками» и «фэнтези», затрудняется признать этот странный прецедент. Но именно через эту опцию индивидуальное существование Устина становится действительным служением людям, его чудесные способности врачевания духа и плоти усиливаются.

В глубинах смысла мудрого романа «Лавр» сокрыта мысль о правоте изначальных гуманистических идей, спасительно сопутствующих человеку и человечеству на жизненном пути – при всем его драматизме и даже трагизме. Важно при этом не только безоговорочно признать эту правоту, но и иметь мужество «очистить» явленное нам сегодня наследие от немалочисленных нонконформистских наслоений, искусственно создаваемых для конъюнктурных потребностей преходящих поколений, неостановимо сменяющихся в ходе истории.

Автор Николай АНИСИМОВ

 

ДОСЬЕ

Евгений Германович ВОДОЛАЗКИН

Российский писатель и литературовед. Доктор филологических наук. Специалист по древнерусской литературе

Родился 21 февраля 1964 года в Киеве

Работает в Институте русской литературы Российской академии наук (Пушкинский дом)

С 2019 года – член Общественного совета при Комитете по культуре Государственной Думы ФС РФ

Автор книг «Соловьев и Ларионов», «Лавр», «Авиатор», «Брисбен» и других

Живет в Санкт-Петербурге

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи