Виктор Кретов: кавалер шахтерского труда

Недавно бригадир проходчиков шахты им. А. А. Скочинского Виктор Кретов был удостоен звания «Заслуженный шахтер ДНР». Награду горняку вручил лично Глава Республики Денис Пушилин. Мы встретились с героем наших дней и поговорили о его нелегкой работе, отдыхе и перспективах шахтерской профессии в Донбассе

СУДЬБА СЕМЕЙНАЯ – СУДЬБА ШАХТЕРСКАЯ

Оказывается, выбор трудового пути в жизни Виктора Васильевича был не случаен. Еще со школьных лет он знал, куда пойдет работать. Практически вся его семья: дед, отец, дядя были шахтерами. Много о своем труде никто из них не рассказывал. Единственное, что знал Виктор, так это то, что родные работают под землей. И, несмотря на то, что его папа не хотел видеть сына в этой профессии, пророча ему карьеру железнодорожника, парень все же сам сделал свой выбор.

– Я родился в 1967 году, во времена Советского Союза. А тогда профессия шахтера очень славилась, была престижной, почетной, дающей возможность стабильной заработной платы, достатка и светлого будущего, – рассказывает Виктор Кретов

– Виктор Васильевич, а вы где-то учились шахтерскому делу? Как начался ваш путь в профессию?

– После окончания школы, в 1985 году, сразу пошел работать на шахту им. Е. Т. Абакумова учеником слесаря. Потом ушел в армию. А затем вернулся на прежнее предприятие учеником крепильщика. Но после года работы обязательным условием было прохождение курсов повышения квалификации в учебном комбинате, где я и получил эту специальность. На той шахте я трудился 10 лет. Потом перешел на шахту им. А. А. Скочинского, тоже крепильщиком. Через некоторое время снова пошел на курсы – по специальности «Проходчик». И в дальнейшем работал по этой специальности. Через пять лет меня назначили звеньевым, а потом – бригадиром участка № 1 по добыче угля. Некоторое время я был заместителем бригадира В. И. Рожко. Но, к сожалению, при обстреле Петровского района в 2014 году он погиб.  Таким образом, я пришел ему на смену.

— Сколько у вас лет трудового стажа?

– Тридцать пять лет.

– Скажите, кто-то еще продолжает вашу семейную династию шахтеров?

– Да, мой сын Виктор, ему тридцать лет, и он работает на нашей шахте электрослесарем. Начинал свой трудовой путь подземным горнорабочим. Параллельно он учится в ДонНТУ, на пятом курсе. Окончит учебу, станет высококвалифицированным специалистом, который поможет предприятию работать.

ГЛАВНОЕ – ТЕХНИКА БЕЗОПАСНОСТИ

– Расскажите о работе вашей бригады и шахты в целом.

– Шахта была спроектирована в 1959 году. В апреле 1975 года она дала первый уголь. Наше предприятие добывает высококачественный коксующийся уголь марок «Ж» и «К». Глубина ведения горных работ – 1200-1350 метров, при температуре +50 градусов. На момент открытия шахта являлась самой глубокой угольной шахтой в мире. Таковой она остается и по сей день. Однако, при этом она считается и самой опасной в числе шахт Европы. Разработка угольных пластов осложнена геологическими условиями: высокой температурой пласта и вмещающих пород, высоким содержанием газа метана в угольных пластах. Эти обстоятельства способствуют возникновению различных аварий. Наша бригада работает на вентиляционном штреке – самом сложном месте на всем участке.  И не секрет, что успех добычи угля зависит от «проходки», от тех, кто трудится в нашей бригаде. Кроме этого, мы отвечаем и за безопасность сотрудников шахты.

К нашей беседе подключается председатель Донецкого территориального профсоюза угольщиков Геннадий Ковальчук.

– У Виктора Васильевича душевное отношение к исполнению своих рабочих обязанностей. Он самоотверженно и ответственно трудится, видит и знает, что нужно сделать в работе, и личным примером показывает это другим, ведет их за собой. Таким образом, его бригада всегда в числе лучших, – говорит Геннадий Евгеньевич. 

– Виктор Васильевич, бывали ли у вас в процессе работы случаи, когда вы попадали в экстремальные ситуации под землей – аварии, завалы? Как из них выходили?

– К сожалению, как я уже говорил, наша шахта опасна в плане внезапных выбросов угля, газа и породы, взрывоопасности угольной пыли. Поэтому аварии – явление не редкое. Были они и в 1992 году, и в 1998 – из-за взрыва метана тогда погибли горняки, и в 2000 году, когда от внезапного выброса угля и газа под завалами остались люди, и в 2001, и в 2009, и в 2010, в 2014 – во время проведения взрывных работ. В 2016 году снова авария – внезапный выброс во время проведения взрывных работ в 3 восточной лаве. Благо, обошлось без жертв. Наша бригада, как и другие, принимала участие в ликвидации происходивших аварий, чтобы спасти своих коллег и обеспечить жизнедеятельность работы участка.

Однажды был случай, когда на соседнем с нами участке погибли шахтеры, и мы ходили на разборку выброса, помогали доставать их. Это было в 2009 году. К сожалению, угроза новых выбросов всегда будет сохраняться на шахте. Академик Александр Скочинский в свое время занимался решением этого вопроса. И был найден путь, в соответствии с которым сделано предписание – проводить для безопасности сотрясательное взрывание. На сегодня эти технологии разработаны великолепно. Но главное в такой ситуации – неукоснительно соблюдать требования техники безопасности. Мы придерживаемся всех норм и правил, но от человеческого фактора, к сожалению, никуда не денешься.

ШАНС ЖИТЬ И РАБОТАТЬ

– Довольны ли вы условиями своей работы на сегодня? Может быть что-то хочется поменять?

– На нашей шахте, по сравнению с другими, обстановка более-менее нормальная. Однако, хотелось бы улучшить снабжение на предприятии, улучшить оборудование. Что касается отношений в коллективе – они у нас в идеале. Шахтерский дух, как говорится, у нас присутствует.

– Наша шахта добывает кокс – самую ценную и ликвидную марку угля, пользующуюся спросом в различных отраслях промышленности. Но сейчас есть задолженность перед нашим предприятием по возврату денежных средств – в размере 300 миллионов рублей, – добавляет Геннадий Ковальчук.

– Какая именно?

– Уголь, добытый нами, реализован, а средства нам не проплачены. Фонд месячной заработной платы составляет 30 миллионов рублей. То есть, если бы были возвращены долги, людям можно было почти год не работать. Невозврат этих денежных средств – это и материалы, и оборудование, и новая техника, которые можно было бы прибрести для шахты.

– Каким вы видите будущее шахтерской профессии у нас в Республике? Есть ли перспективы?

– Учитывая, что Донбасс – это шахтерский край, у нашей профессии, несомненно, будущее есть и должно быть. Но для того, чтобы предприятие было перспективным, у него должен быть хороший хозяин, руководитель. Нам повезло, что у нас такой есть. Это наш директор Александр Коваль. В 2014 году он буквально жил на работе, когда были обстрелы, попадания в здания нашего предприятия. И ему удалось сохранить предприятие и его деятельность.

– Виктор Васильевич, возникают ли задержки заработной платы на вашей шахте?

– К счастью, нет. Зарплата выплачивается каждый месяц, в определенное число.

– В ближайшей перспективе – введение в эксплуатацию 3 западной лавы, которая находилась на ремонте. Таким образом, будет работать три лавы. Это позволит предприятию увеличить суточную нагрузку добываемого угля до 600 тонн. И как результат, даст возможность оплаты и налогов, и электроэнергии, и возможность увеличения заработной платы сотрудников. Шанс у нашего предприятия жить и работать – есть. Нерентабельные предприятия, шахты закрываются, но нам, слава Богу, это не грозит. Тем более, у нас работают такие парни! – говорит Геннадий Евгеньевич.

САМАЯ ВЫСОКАЯ НАГРАДА

– Виктор Васильевич, есть у вас возможность отдыха от профсоюзной организации? Как и где отдыхали?

– Возможность провести отпуск есть на базе отдыха «Буревестник» в поселке Седово. Но я ни разу не ездил туда, потому что каждый год традиционно уезжаю с семьей к теще в Горно-Алтайск.

– В этом году в «Буревестнике» отдохнули 865 сотрудников нашего предприятия и членов их семей, – рассказывает Геннадий Ковальчук. – Они были обеспечены льготной путевкой с оплатой 40%. Это 1 500–2 500 рублей для семьи из трех человек на 10 дней. Кроме этого была бесплатная доставка в оба конца на автобусах. Также для детей членов профсоюза есть возможность отдыха в детских лагерях на территории ДНР и России.

– Виктор Васильевич, расскажите, как вы восприняли новость о присвоении вам звания «Заслуженный шахтер ДНР»?  Каковы были впечатления?

– Когда мне сказали об этом, я не мог поверить: как будто это не со мной происходило. На мой взгляд, у нас на шахте есть сотрудники, которые работают дольше, и тоже достойны такого звания, – скромничая, говорит Виктор Кретов. – Для меня это было неожиданное состояние: радости и гордости одновременно. На самом деле это очень высокая награда, и дают ее редко, не каждому. Я второй человек на шахте, получивший ее. Мою кандидатуру выдвинула администрация предприятия совместно с профсоюзом. Награждение проходило 28 августа в «Донбасс Опере». Глава Республики Денис Пушилин вручил мне государственную награду «Заслуженный шахтер ДНР», а также удостоверение и диплом.

– Это ваша первая награда?

– Нет. Первую я получил в 2007 году – нагрудный знак «Шахтерская слава». Таких ведомственных наград у меня три: I, II и III степени. Таким образом, я полный кавалер «Шахтерской славы».

– Виктор Васильевич Кретов, несомненно, достоин этого звания, такой государственной награды, – говорит Геннадий Ковальчук. – Мы, как представители профсоюзной организации, хотим предложить внести данное звание в коллективный договор, чтобы награжденный получал доплату к заработной плате и пенсии за заслуги перед Родиной. 

Автор Наталья ДЕДИЦКАЯ. Фото Валерия ЛУКИЧА и из семейного архива Виктора Кретова

Print Friendly, PDF & Email

Голос Республики Официальное республиканское печатное издание. Выходит с 1 октября 2015 года. 2 выпуска в неделю. Объем 1 выпуска – 16 полос, 2 цветные. Публикует официальную информацию органов государственной власти Республики. Охват аудитории – Донецкая Народная Республика.

Похожие записи