В поисках светлых перспектив

Собеседник «Донецкого времени» – Николай Анисимов, доцент кафедры журналистики Донецкого национального университета, кандидат филологических наук, преподаватель учебных курсов «История мировой литературы и публицистики», «Современная зарубежная публицистика». Наш разговор с ним коснулся проблемы позитивного переосмысления ценностно-идеологических ориентаций, разрушенных в результате распада СССР

Трудная судьба гуманитариев

– Николай Алексеевич, вы уже почти полвека работаете в университете. Можете ли назвать «контрольные точки» на столь длительном преподавательском пути, которые радикально повлияли на специфику вашей работы?

– Первой «точкой» я бы назвал мои начальные шаги на преподавательской стезе в декабре 1973 года, когда я и те, кто доверил мне это дело, убедились, что у выпускника вечернего отделения филологического факультета, бывшего электрослесаря шахтных ремонтных мастерских для начала получается неплохо. После этого был трудоемкий, повседневный, длительный процесс подготовки собственных лекций и практических занятий по истории русской словесности – от фольклора до наших дней, – совмещаемый с подготовкой и защитой кандидатской диссертации о творчестве незаслуженно забытого в то время писателя и публициста Андрея Платонова.

Потом – одиозные 1990-е годы с их, помимо прочего, неизбежностью подневольного перехода на европейские стандарты организации учебного процесса, так и не привившиеся у нас по причине нехватки материальных средств. А еще – переход в начале 2000-х годов на кафедру журналистики для чтения историко-литературных дисциплин с акцентом на публицистичность. К этому времени я убедился, что осмысление отдельной жизни человека – в ее нераздельности и неслиянии с общей жизнью человечества – всегда более всего интересовало меня, что и привело в свое время на филологический факультет.

А самое печальное – это неотлагательная потребность срочно искать обновленную ценностною базу для успешного осуществления гуманитарного просвещения студентов, вместе со мной оказавшихся на идеологических руинах СССР. Вот об этой «точке», ставшей, к сожалению, ломаной линией, протянувшейся до сегодняшнего дня, я бы хотел поговорить подробнее.

– В чем, по вашему мнению, заключается трагизм профессиональной участи людей, занимающихся гуманитарным просвещением?

– Трагичность самоликвидации СССР в начале 1990-х ощутима и сегодня – как вражда внутри недавно единого народа, как бессрочное замораживание гражданских войн, как безутешная ностальгия по советскому образу жизни и ее смыслу, в том числе и у молодежи, родившейся уже в новом времени. Но самое ужасное то, что граждане бывшего Советского Союза остались без основополагающей идеи, сплачивающей нас в единое целое даже тогда, когда прошли обещанные сроки ее реализации.

Помните высказывание «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»? Известные события начала 1990-х, да и последующих времен, отменили эту, объединяющую нас, цель, и мы благосклонно приняли эту отмену, полагая начать новую жизнь – теперь уже не в изоляции от всего остального человечества, а вместе с ним, в едином сообществе. Оправдывал нашу благосклонность отказ от приоритета классовых ценностей в пользу ценностей общечеловеческих. На этот шаг вдохновляла нас великая Победа над нацистским мировым злом в 1945 году. Увы, этот переход в единую мировую общность вскоре озадачил и огорчил нас новой разобщенностью и противоречиями.

«Точки опоры», сданные в аренду

– Что же по-прежнему (а по-вашему – иначе) разделяет нас с мировым сообществом, когда, казалось бы, границы между нами сняты?

– Дело в том, что так называемое мировое сообщество встретило нас, якобы блудных детей, не то чтобы враждебно, но вызывающе отчужденно, не стесняясь бесцеремонно демонстрировать свою коренную внутреннюю разобщенность, выдавая ее за демократические и либеральные завоевания Запада. Остроумно эту «демократическую» разобщенность зафиксировала метафора, прозвучавшая в 2010 году: «Океан жизни. Мы все в лодке. Одни – спят, другие – гребут, третьи – дырки ковыряют ниже ватерлинии». Единое целое в мировом сообществе до сих пор не просматривается.

Для обеспечения частного интереса сильных мира сего, корпоративной выгоды отдельных общностей игнорируется истина, которая одинаково дорога каждому из нас. Всякая надежда на светлую перспективу завтрашнего дня вязнет в этом болоте частно-корпоративного эгоизма или все больше погружается в циничную бездну тотального гуманитарного кризиса. Этот безотрадный удел мирового сообщества зафиксировал еще в 1960-е годы публицист из далеко не дружелюбной Канады: «Архимед как-то сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю». Сегодня он ткнул бы пальцем в наши электрические средства коммуникации и сказал: «Я обопрусь на ваши глаза, уши, нервы и мозг, и мир будет вертеться в любом ритме и на любой манер, как только я пожелаю». Эти «точки опоры» мы сдали в аренду частным корпорациям. Мировая гуманитарная мысль, теперь уже и наша отечественная, оказываются сегодня в пресловутом переходном периоде, робко чувствуя себя в поисках выхода. Апелляции к научно-техническому прогрессу и упование на искусственный интеллект – это не наш контент. А выход надо искать. По крайней мере предпринимать первые шаги.

– У вас есть возможность хотя бы отдаленно указать на то, где искать этот выход?

– Всем известно, что в ходе строительства нового мира на справедливой основе мы оберегали себя от побочных или альтернативных суждений, отличных от якобы безукоризненной для нас ортодоксальной идеологии. Эти суждения, зафиксированные в недоступных для нас ранее источниках, создаваемых независимо и параллельно с советскими публикациями, содержат глубокий анализ кризисных явлений, которыми богата история прошлого века. Более того, они оказались сегодня предупредительным сигналом для нашей безоглядной уверенности в победе выстраиваемого нами будущего. К сожалению, мы слишком лениво и запоздало осваиваем этот неправомерно игнорируемый нами опыт. А это надо делать неотлагательно и с чувством высокой ответственности за последующие шаги на пути поиска оптимистических перспектив. И делать это надо совместными усилиями всех гуманитариев.

«Право на заурядность»

– Есть понятие «человек массы». Что оно означает?

– Спустя почти десятилетие после гражданской войны, когда дело создания нового советского человека представлялось нам безукоризненно успешным, на Западе вышла книга Хосе Ортеги-и-Гассета «Восстание масс» (у нас она стала доступной на 70 лет позже). «Восстание» в ней понималось не в привычном для нас значении революционного бунта, а как что-то вроде презентации нового человека, появившегося в условиях тогдашней капиталистической сытости. Это и был восставший, заявивший о себе во весь голос «человек массы», равнодушный к прошлому, раз и навсегда усвоивший набор общих мест, предрассудков, обрывков мыслей и пустых слов, случайно нагроможденных в памяти. «Это знамение нашего времени, – сетует автор, – и не в том беда, что этот заурядный человек считает себя незаурядным и даже выше других, а в том, что он провозглашает и утверждает право на заурядность и саму заурядность выводит в право».

Я делаю эту ссылку на «капиталистический» источник почти столетней давности, чтобы все мы задумались, не вырос ли у нас такой человек, «возмужавший» в таком статусе по мере сворачивания в нашем обществе внутренних и внешних усилий по нравственному совершенствованию «отдельной» и «общей жизни».

Автор Наталья ДЕДИЦКАЯ Фото Валерия ЛУКИЧА

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи