Тернистый путь Русского Донбасса

Донбасс отметил пять лет провозглашения Донецкой Народной Республики – навсегда памятный день 7 апреля 2014 года, когда в один момент решилась наша судьба, почти сто лет державшая нас в пределах украинского государства – сначала формально, потом фактически жестоко – на положении людей второго сорта, которые отчего-то не хотят расставаться с языком предков, с верой отцов, с нормальными человеческими ценностями.

Надо было бы – повторили

Ничего из этих трудных пяти лет, которые мы все пережили, и представить было тогда нельзя. Когда пять лет назад в Донбасс прилетели ветры Русской весны из Крыма, они внушили нашим людям множество надежд, осуществления которых многие тысячи из донецких уже и не увидят. Они погибли. И все-таки каждую весну, задавая себе вопрос, что было бы тогда, в апреле 2014-го, если бы мы могли предвидеть свое будущее, могу сказать определенно – все было бы точно так же.

И пророссийские митинги, невиданные даже для Донецка, привыкшего к видам грозных шахтерских забастовок, и разнокалиберные российские флаги над административными зданиями, и штурмы милиции, прокуратуры, СБУ. Да и все то, что пришло в апреле после Славянска, когда, как пожар в лесу, пошел пожирать все официальное украинское в регионе парад независимости городов, городков, сел. И на Референдум 11 мая 2014 года точно так же валом валили бы толпы – семьями, домами, целыми улицами.

Для утверждения уверенности в этом не нужны усилия социологов – все это донецкие за прошедшие года обсудили между собой до мелочей, до пунктиков. Пять лет немалый срок и для осмысления произошедшего. Уже и книги написаны о том, что и как было.

Нестандартные события донецкого восстания породили и свою мифологию, и свой стиль отношения к ним. Но вот объяснению – то есть ответу на вопрос «почему?» – внимания уделяли мало и участники донбасской революции, и их противники. А если объясняли, то, как правило, все сводилось к самым простым объяснениям.

Откуда все пришло

Нельзя понять смысл восстания в Донбассе без представления о его корнях. Можно пользоваться пропагандистскими шаблонами, но без исторического экскурса, пусть и самого схематичного, не обойтись.

Еще в 1994 году в редакции тогда популярной ежедневной газеты «Весть» известный донецкий поэт и философ Игорь Галкин подвел итог первой волне «незалежности», накрывшей Донбасс вместе со всей бывшей УССР: «Отныне мы живем на оккупированной Украиной территории». Мысль прижилась, она стала одним из основных тезисов внутреннего сопротивления насильственной украинизации и европоцентризму, которые безуспешно, но весьма рьяно Киев пытался насадить в сугубо русском Донбассе.

Когда мы говорим Донбасс, то практически всегда говорим о Донецке и Донецкой области бывшей УССР.

Советские – значит русские

Известно, что официальный Киев еще при советской власти дважды (как минимум) пытался украинизировать Донецкий край. Первая волна 1925–1933 годов была самой мощной и неприятной для интернационального региона. Вторая пришлась на начало шестидесятых и была вызвана политикой первого секретаря компартии УССР Шелеста и липовой, показушной украинскостью советского лидера, нашего земляка Никиты Хрущева, который был женат на западной украинке и эпатировал всех и вся, охотно наряжаясь в украинскую вышиванку, которую в народе почему-то тогда прозвали «антисемиткой». Но при всех раскладах сбить донбассовцев с толку не удавалось – потомки курских, орловских, рязанских и тамбовских мужиков вместе с теми, чьи предки приехали в Донбасс трудиться с Полтавщины, Подолии, Закарпатья и всех советских республик, несмотря ни на что оставалась русскими. Им так было удобнее всего, как ни парадоксально это прозвучит. Русскость в Донбассе всегда была прагматичной, но русскость в Донбассе всегда была новаторской – к этому, как не крути, людей приводил сам уклад великой инженерно-технологической цивилизации нашего края.

Донбасс никто не ставил на колени. Но попытки были

Ресурсы и независимость характера и жизни и после слома СССР очень быстро дали возможность Донбассу получить самую благополучную жизнь по отношению к другим регионам Украины, которая за почти столетнее владение Донбассом, доставшимся ей от щедрот России, так и не смогла понять своей подчиненной роли в этом регионе. И пыталась взять свое, заполнить пространство в Донбассе единственно понятным ее сельскохозяйственному разумению способом – силой!

Практически на всех парламентских и президентских выборах этот протестный дух населения края определял и протестное же голосование. Не за Кучму, а против Кравчука, не за Януковича, но против Ющенко, Тимошенко.

Но не будем забывать, что все годы жизни в «незалежной» Донбасс гнул шею в националистическое ярмо. Достаточно вспомнить, что из 130 школ в столице Донбасса осталось всего несколько с русским языком обучения, пенсионерам постоянно приходилось напрягать зрение, чтобы понять новоукраинский язык галичан в инструкциях к лекарствам, а судящимся – нанимать переводчика с малороссийского на великорусский. Могло ли все это не угнетать? Последней каплей в чаше унижений стало открытое покушение на общерусские и советские идеалы, попытка навязать донбассовцам новых «героев» Украины – Мазепу, Петлюру, Бандеру…

Донбасс к 2014 году напоминал бочку с бензином

И спичка для нее нашлась – государственный переворот, осуществленный националистами при поддержке Запада. Надо сказать, что в самом начале донбасского восстания можно было слышать голоса сомневающихся: никакого, дескать, прорусского движения у вас в крае угля и стали не было, да вдруг вы такие русские сделались.

Ну а потом, кто вам сказал, что ничего не было?

Еще в конце советской власти в Донбассе появилась общественная организация «Интердвижение Донбасса», созданная с рядом единомышленников братьями Дмитрием и Владимиром Корниловыми. Они сумели добиться от властей Донецкой области еще в марте 1994 года регионального референдума, на котором подавляющее большинство донбассовцев высказалось за русский язык в качестве второго государственного и федеративное устройство Украины. Если бы к народному волеизъявлению тогда прислушались, сколько жизней можно было бы сохранить сегодня.

Наши скромные усилия

С середины 1990-х годов в Донецке появилась идейная трибуна русских людей – газета «Донецкий кряж», козырным пером которой и лучшим штыком борьбы с украинским национализмом в Донбассе стал талантливый публицист Дмитрий Корнилов. Роль «Донецкого кряжа» и лично Дмитрия Корнилова в защите русских прав трудно переоценить. Летом 1998 года при поддержке ряда патриотично настроенных бизнесменов и журналистов в Донецке появилась газета «Русский курьер», редактировал которую автор этих строк.

Зачем нам это все?

Что касается Донбасса, то, кроме прагматического интереса Донецка/Луганска (возвращения в состав России в среднесрочной перспективе, улучшения уровня жизни, отказа от подчинения народной жизни интересам олигархов), есть и чисто идеологические мотивы. Их в дни, когда разгоралось сражение за Славянск, очень точно сформулировал луганский писатель Бобров: это война за человеческое достоинство.

Комментируя сегодняшнюю ситуацию донецкому телеканалу «Юнион», говоря о декларации о создании ДНР, ее нынешний Глава Денис Пушилин, как бы подводя черту под многолетними устремлениями Донбасса, сказал, что основной целью Донбасса есть стремление «вернуться на Родину полноправным членом». При этом Денис Владимирович подчеркнул: «Понятно, что есть геополитический подтекст, и мы с пониманием относимся к тому, что наш путь тяжелее и тернистее, но цель понятна, и мы к ней идем».

К этому добавить больше нечего.

Олег ИЗМАЙЛОВ

Print Friendly, PDF & Email

Донецк Вечерний Городская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 16 полос, 4 цветные, телепрограмма. Освещает события города Донецка и прилегающих территорий. Охват аудитории – город Донецк, ДНР.

Похожие записи