Театр – искусство коллективное

«Донбасс Опера» завершила 87-й театральный сезон громкой, фееричной и ни с чем не сравнимой премьерой театральной мистерии «Carmina Burana» Карла Орфа в постановке российского режиссера Александра Лебедева

Высокий уровень

Ранее на сцене Донецкого государственного академического театра оперы и балета им. А. Б. Соловьяненко Александр Лебедев уже ставил ряд спектаклей. Оперы «Фальстаф», «Турандот» и «Евгений Онегин» были приняты донецкой публикой с восторгом. Также не оставили равнодушными театрального зрителя и оперетты от режиссера Лебедева – «Мистер Икс» и «Веселая вдова», а музыкальная сказка «12 месяцев» полюбилась не только детям, но и взрослым. Мы побывали в театре и пообщались с именитым режиссером.

– Александр, скажите, как вы оказались в донецком театре?

– Совершенно случайно. Я работал в театре Иркутска, когда донецкий режиссер попросил меня сделать постановку «Фальстафа». Поскольку мы в хороших товарищеских отношениях, я не смог отказать. После я поставил еще один спектакль, и со временем мне предложили должность режиссера.

– Что можете сказать о периоде работы в театре?

– Удивительное место с невероятной атмосферой. Также должен отметить, что музыкальный уровень донецкого театра значительно выше.

– Выше, чем в Иркутске?

– Профиль Государственного театра в Иркутске – мюзикл и оперетта. Там нет зрителя, который бы ходил на оперы, соответственно этому жанру уделяется мало времени. В 2005 году я поставил оперу Джоаккино Россини «Севильский цирюльник», и уже на восьмом представлении зал был наполовину пуст.

На уровне интуиции

–  Как вы узнаете, что именно нужно зрителю?

– Понимаете, это все происходит на уровне интуиции. В каждом городе свой театр, я имею в виду по внутренней атмосфере, и свой зритель. Наверное, кто-то из моих коллег проводит социологические исследования, но у меня все получается иначе. Ты приезжаешь в театр, начинаешь работать и как бы интуитивно чувствуешь, в какую сторону актер больше тяготеет.

Феномен спектакля

– Расскажите о своей последней постановке в «Донбасс Опере»?

– Поставить «Кармину Бурану» меня пригласила Людмила Стрельцова, и, насколько я понимаю, труппа не возражала. Я никогда в жизни не думал, что буду заниматься постановкой этого произведения. Знаю, что многие ее ставят, и я даже с некоторой иронией относился к этим работам. Когда предложение коснулось меня лично, то я начал размышлять и понял, что, конечно же, нужно это сделать.

– Какова ваша концепция постановки?

– Мы играем «Кармину Бурану» как оперу с балетом. Я придумал всех действующих лиц спектакля. У Орфа есть баритон, сопрано и тенор, но кто поет эти арии? Я предположил, что баритон – это поэт, сопрано – девушка поэта, а тенор – священник. Вокруг этих героев начинают появляться другие персонажи. Поэта окружают четыре друга, они все ваганты. Также в спектакле появились прачки. Все рождалось в ходе репетиций: по замыслу с вагантами должны были дружить девушки, а потом так получилось, что с ними дружат прачки.

Театр – искусство коллективное: вот не будет такого хора – не будет такого спектакля. В донецком театре хор – это мощный творческий коллектив, мотивированный на сценическое действие, поэтому с ними легко работать. Феномен спектакля «Кармина Бурана» заключается в том, что хор бегает, прыгает, танцует и одновременно поет.

Невозможно зафиксировать

Однажды, когда я был еще студентом, к нам приезжала Эдинбургская опера. Они играли «Макбет» Джузеппе Верди, и когда в финальной сцене хор побежал по сценарию к замку, для нас это был шок, потому что все привыкли, что хор неподвижен.

Нужно понимать, что ни одна постановка спектакля не похожа на предыдущую. Завтрашняя «Кармина» не будет похожа на «послезавтрашнюю» – это трагедия искусства. Особенность нашей профессии, в отличие от многих других, заключается в том, что ее зафиксировать невозможно. Стихи написаны на бумаге, здание построено, музыка зафиксирована нотами, хотя, конечно, ноты условно передают настоящую музыку, но тем не менее. Спектакль существует здесь, сегодня, сейчас.

Поднять потолок

– С вами наверняка происходили курьезные случаи, которые довольно часты в театральной жизни, не поделитесь?

– Расскажу вам веселую историю, которую часто вспоминаю в своих интервью. Это случилось, когда я был студентом 4-го курса. Мой профессор передала мне свой спектакль «Евгений Онегин», и я делал большой ввод. Актерами были молодые студенты, и мы долго с ними занимались, около месяца. В день премьеры работники театра получили зарплату, и вся постановочная бригада (монтировщики) на радостях решила это дело отметить. Был такой спирт «Рояль». Вот они купили этот «Рояль», и после лежали плашмя в кулисе так, что их не могли поднять. У студентов шок, можете себе представить.

Спектакль шел в три акта, и там были перемены, когда занавес закрывали, быстренько переставляли декорации и снова открывали. Причем такая эпическая постановка была – колонны по 8 метров высотой. И пришлось старушкам гардеробщицам и парикмахершам по бумажке смотреть, где и какая должна быть привязана колонна и так далее. Перемены были не 2-3 минуты как положено, а минут по 15-20. И знаете, после этого спектакля открылась истина – у театра есть «потолок», и мы, когда работаем, стараемся его поднять. Но также у театра есть «пол», ниже которого спектакль не будет сыгран. Когда приезжаешь в театр, нужно почувствовать этот «пол».

Беседовала Евгения ШУЛЬЦ. Фото Валерия ЛУКИЧА

ДОСЬЕ

Александр Лебедев

1989 – окончил Санкт-Петербургскую государственную консерваторию имени Н. А. Римского-Корсакова;

1992–1993 – режиссер-постановщик театра «Зазеркалье» (Санкт-Петербург);

1993–2002 – режиссер-постановщик программ и радио-спектаклей РТР «Дирекция Санкт-Петербург» и «Радио России»;

1997–2004 – художественный руководитель театра «Ладонь» (Санкт-Петербург);

2006–2008 – режиссер-постановщик Ростовского государственного музыкального театра;

2008–2010 – главный режиссер Донецкого академического театра оперы и балета им. А. Соловьяненко (Украина);

2012–2014 – главный режиссер Новосибирского Театра музыкальной комедии;

С 2018 года является главным режиссером Омского государственного музыкального театра.

СПРАВКА

«Кармина Бурана» – сценическая кантата немецкого композитора Карла Орфа на собственное либретто по мотивам средневековых стихотворений из одноименного сборника. Книга пользовалась большой популярностью и менее чем за 60 лет выдержала четыре издания, став бестселлером XX столетия. В ней содержится более 250 текстов. Орф в своей кантате использовал 24. Немецкий композитор считал их средством «вызывать душу старых миров, язык которых был выражением их духовного содержания».

Написана кантата была в 1935 – 1936 годах. Премьера состоялась в 1937-м.

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи