Судьбы детей войны

Мы в жизнь вступали в годы лихолетья…

Говорят, время лечит… Но оно не властно над памятью человека, судьбу которого опалила война… Опасность, страдания, смерть – разве такое забудешь, даже если это коснулось тебя в раннем детстве?!

Великая Отечественная ворвалась в жизнь нашей героини, когда ей едва исполнилось три года. Что может помнить о войне маленький ребенок? Оказывается, очень многое. Ведь детское сознание – как белый лист бумаги, на котором сильные потрясения оставляют свой неизгладимый след.

…И СЕЛО ЗАСТОНАЛО ОТ БОЛИ

Наша семья, как и десятки других таких же в селе, была самой обычной: папа – водитель, мама – разнорабочая в колхозе. Отрывочно вспоминаются счастливые моменты довоенного времени: вот я с мамой в нашем саду. Она – молодая, улыбается, что-то ласково говорит мне… Помню, когда родился мой младший брат, сколько радостных хлопот было в семье!

Мое родное село Валерьяновка (Волновахский район) замерло в оцепенении: улицы наполнились диким скрежетом немецких мотоциклов. Захватчики по-хозяйски разъезжали по селу, нагло врывались во дворы колхозников, выбирая места на постой.

Мама с маленьким братом на руках, я и старший брат – за ней следом. Мы ходим вокруг своей хаты, оберегаем ее от злых людей, которые несут нам беду. Уже полыхает огнем ветряная мельница, что возвышается за селом. То тут, то там раздаются страшные крики.

И вскоре – о ужас! – в наш двор ввалились немцы. Мама судорожно прижала детей к себе. А незваные «гости», не обращая внимания, что-то громко и резко выкрикивая, начали тут же разворачивать полевую кухню. Бегали по соседним дворам, требуя продукты. В нашем сарае похватали кур. Подскочили к маме:

– Дай сала! Дай яйки!

В нескончаемом страхе прошел остаток лета 1941-го. С наступлением холодов у нас в хате появились постояльцы – не немцы, а румыны. Они были очень шумные, крикливые… Как я теперь понимаю, часто пьяные. А в таком состоянии обычно пускались в пляс. Становились в круг, держась за плечи друг друга, и вытанцовывали по хате, криками изображая некое подобие музыки. А в то время мы, малышня, прячемся на печи, с любопытством разглядывая горластых дядек, которые бесцеремонно ввалились в наш дом. Помню, они нередко варили себе мамалыгу, а нам, вечно голодным, так хотелось ее попробовать, хоть немножечко…

ДОБРОЕ СЕРДЦЕ ПОСТОЯЛЬЦА ЮГОСЛАВА

После румын в хате поселились другие, более спокойные «гости» – по словам взрослых, югославы. Однажды зимой в студеный день один из новых постояльцев принес нам, детям, еле живую, замерзшую сороку: вот, мол, помогите ей. И мы эту птицу с радостью взялись отогревать и кормить.

Это был добрый солдат. Он подарил нам деревянную игрушку – флажок, который вращался на ручке и издавал пищащий звук.

– Знаете, для чего он пищит? Чтобы разгонять птиц, которые клюют шелковицу, – улыбаясь, разъяснил наш постоялец.

А ведь верно, у нас в саду росло большое развесистое шелковичное дерево. Он на это обратил внимание и решил нам сделать приятное. Доброта не забывается, даже если она исходит от человека, который пришел в твой дом нежеланным «гостем». Да, не все так уж однозначно было на войне…

В противовес этому эпизоду вспомнился другой: на нашей печке немецкие поварихи варили своим офицерам еду. Часто это были вареники с творогом из белой-белой муки. Ох, и наглотались мы слюнок! А немкам и в голову не приходило пожалеть голодных малышей. Мы к тому времени даже мечтать не могли о такой пище.

ПЕРВЫЙ ВРАГ – НЕМЕЦ, ВТОРОЙ – ПОЛИЦАЙ

В селе появились полицаи. Помню, соседи, заходя к маме, шепотом возмущались порядками в селе. Женщины боялись, что новоявленные «хозяева» донесут гитлеровцам о том, что у них мужья, братья, сыновья – коммунисты. Полицаи шныряли по селу и все что-то высматривали да вынюхивали, держа людей в постоянном страхе.

СПЕШНО УХОДИЛИ С БОЯМИ

Отчетливо помню и тот сентябрьский день 1943 года, когда советские войска погнали фашистов из нашего села. К тому времени мне уже шел шестой год. Нас, моих двух братьев и меня, вместе с бабушкой (бабушку звали Мария Евтихиевна) мама спрятала в погребе. Немецкие захватчики покидали свои позиции с тяжелыми боями. Шла непрерывная стрельба, грохот стоял неимоверный. Было и страшно, и любопытно узнать, что же там делается на улице.

Мы, ребятня, осторожно поднимаемся по ступенькам, пытаемся выглянуть наружу. Фашисты отступали через наш двор, через наш сад, приседали с винтовками за стволами деревьев, отстреливались, перебегали дальше – они спешно уходили на запад.

К счастью, село наше не сильно пострадало во время боев. И это благодаря тому, что советские войска стремительно шли вперед. Мы продолжали жить в доме все вместе: мама (ее звали София Ефимовна), бабушка и мы, трое – старший брат, младший и я. Продолжали ждать папу, а от него никаких вестей так и не было…

Во время вражеской оккупации сельские школы не работали. А после окончания войны, когда возобновились занятия, мой старший брат Саша (ему на тот момент было 14 лет) пошел учиться лишь в четвертый класс. И таких переростков, у которых война отняла четыре года учебы, в селе было немало.

ВСЕ ТЯГОТЫ ЛЕГЛИ НА ПЛЕЧИ ЖЕНЩИН

После изгнания немецких захватчиков на женские плечи легли все тяготы восстановительных работ на селе. Техники никакой не было, все делали вручную. Главный тягловой силой были быки. И мама наша с утра до позднего вечера была занята на разных работах, чтобы хоть как-то прокормить семью.

В 1943-м пришло извещение о том, что наш отец пропал без вести. Предположительно, пал в боях под Сталинградом. Помню, как рыдала мама, ведь у нее на руках остались трое малых детей и старенькая бабушка. По-прежнему было и голодно и холодно. Весной мы, детвора, копаемся в огороде, а ранней осенью ищем и выкапываем земляную грушу. И она кажется нам необыкновенной вкуснятиной. Когда зацветала акация, ели соцветия, это тоже было настоящим лакомством.

Сытая жизнь наступила нескоро. Даже после окончания войны, в 1945–1949 годы, сельская детвора собирала колоски, ходила по полям, выливала воду в норы хомяков. Я рано научилась доить корову и каждый день должна была заготавливать буренке по мешку травы.

Так жилось всем сельским детям, но особенно трудно было тем, кто потерял на войне отцов и старших братьев, ведь на их плечи легли все хлопоты по хозяйству, в то время как матери поднимали колхоз.

ДЕНЬ, КОТОРЫЙ В НАШЕЙ ЖИЗНИ НАВСЕГДА

9 мая 1945 года – это был такой теплый, солнечный, напоенный радостью день! Все ликуют, улыбаются, смахивая счастливые слезы. Дети, взрослые бегут к сельскому совету, где установлен репродуктор. А он на всю округу громко оповещает: «Победа!» Мне семь лет, и я отчетливо понимаю: «Все плохое кончилось!»

1 сентября меня собирают в школу. Букваря не было. Мама на базаре купила мне старенькую потрепанную «Читанку» – такая была книжка для первоклассников. В школе нам выдали тетради в косую линейку и карандаши, а позже – ручки с пером и чернильницы.

К тому времени я еще не умела ни читать, ни писать. У старшего брата лишь научилась рисовать домики, танки, самолеты, машины… А что еще мы видели в своем военном детстве?!

Так вышло, что писать научилась быстро, а вот с чтением долго не получалось. Когда мы, изучая азбуку, дошли до слов на букву «Д», учительница сказала: «Нина, это буква твоей фамилии. Запомни ее! Ты же знаешь слова: «дом», «дорога», «друг». Фамилия «Дарченко» тоже пишется с этой буквы…», – и передо мной словно рухнула преграда. С буквы «Д» мне все стало понятно, а потом быстро разобралась и со всеми остальными – чтение пошло как по маслу. Вот такой случился психологический казус.

ПУТЬ В ПРОФЕССИЮ

Училась хорошо. Окончила Валерьяновскую семилетнюю школу «на українській мові», но так же легко говорила и по-русски. Поступила в химико-механический техникум г. Славянска, сдавала экзамены на русском языке, и никто не заметил, что я – украиноязычная.

Уже будучи третьекурсницей, однажды познакомилась с девушкой, которая училась в фельдшерско-аккушерской школе. Она так увлеченно рассказывала о своей будущей профессии, что я неожиданно со всей ясностью поняла: химия – это не мое! Хочу туда, где учат облегчать человеку боль, помогают справляться с болезнями…

Но менять что-либо было уже поздно. Окончила свой техникум, отработала, как тогда полагалось, два года на йодном заводе г. Баку. И все это время ни на минуту не забывала о своей главной цели – стать врачом.

С детства довелось видеть столько людского горя, самой испытывать сильную боль (во время учебы в техникуме пришлось девять месяцев провести в гипсе из-за туберкулеза позвоночника, поэтому училась на год дольше). Подспудно у меня росло желание заняться медициной.

Пока отрабатывала два года в Азербайджане, пошла учиться в вахтенную школу (так называлась тогда вечерняя школа рабочей молодежи), окончила девятый и десятый классы, получила аттестат о среднем образовании, и теперь ничто не могло помешать мне поступить в институт. Смущала лишь мысль о том, что очень боюсь крови… Но без преодоления ничего не добьешься! И я ради достижения цели заставила себя забыть об этом страхе. Лишения военного детства научили нас в ответственный момент мобилизовывать свои силы, не пасовать перед трудностями. Жизненная закалка не раз выручала на сложных поворотах судьбы.

Главная же веха в жизни – 1965-й год, когда меня после окончания Донецкого медицинского института направили работать в город горняков Комсомольское. Он стал для меня родным. Вот уже пятьдесят пять лет, будучи врачом, помогаю людям преодолевать недуги, связанные с невропатологией. И все эти годы утверждаюсь в мысли, что мой выбор – правильный, что каждая минута человеческой жизни – большая ценность, и прожить ее надо по возможности в полном здравии. Этому делу я и служу.

ПРАВДУ О ВОЙНЕ ДОНЕСТИ ДО ПОТОМКОВ

Оставив за плечами большую часть жизненного пути, со всей ясностью понимаю, как хрупок этот мир, с какой великой бережностью нужно относиться к духовному достоянию, оставленному нам в наследство отцами и дедами. И наша память об их ратных подвигах во благо Отчизны поможет донести до потомков правду о Великой Отечественной войне, 75-летие окончания которой мы отметили в нынешнем мае.

Нина ДАРЧЕНКО

г. Комсомольское

Print Friendly, PDF & Email

Новая жизнь Районная еженедельная газета. Выходит с 13 января 1932 года. Объем – 12 полос, 2 цветные, телепрограмма. Освещает события Старобешевского района. Охват аудитории – Старобешевский район.

Похожие записи