«Стены целы? Крыша на месте? Работаем!»

В прошлом году отметила полувековой юбилей легендарная больница Донецка, которой суждено было оказаться в эпицентре боевых действий. О самых страшных годах ГБ № 21 нам рассказали в эксклюзивном интервью сотрудники лечебного учреждения и его главный врач Надежда Чегодаева

Непокоренные

О том, что после Великой Отечественной войны 12 городов СССР были удостоены звания Городов-героев, известно каждому, кто учился в школе. А вот о больницах-героях до последнего времени известно не было. Война, начатая неофашистами в Донбассе, еще не окончена, и официально такого звания – больница-герой – пока что нет. Однако если спросить у любого жителя Донецка, независимо от района проживания, какая больница у нас самая героическая, ответ будет один: «21-я, на Октябрьском». А местные жители прифронтового поселка с гордостью называют свое лечебное учреждение и его персонал непокоренными.

Почему-то представлялось, что клиникой на линии фронта под силу управлять мужчине с косой саженью в плечах, который в комплекте с необходимыми организаторскими и профессиональными качествами имеет стальные нервы. Однако больницей, прошедшей через ад бесконечных обстрелов и возрождавшейся после каждого прямого попадания, как Феникс из пепла, руководит женщина…

В стенах больницы Надежда Чегодаева трудится более 40 лет, и для нее это не просто место работы, но и второй родной дом. До начала войны Надежда Ивановна была заместителем главного врача по лечебной работе, а когда после первых обстрелов прежнее руководство позорно и подло сбежало, сотрудники больницы доверили Чегодаевой возглавить их коллектив.

К слову, в этой прифронтовой больнице, которую в 2014–2015 годах ВФУ ежедневно «утюжили» артиллерией, осталось на своих рабочих местах 70 % медперсонала!

– Как я могла бежать неизвестно куда, если важно было сохранить целостность лечебного учреждения и продолжать оказывать медицинскую помощь тому населению, которое здесь осталось и нуждалось в экстренной медицинской помощи? Ведь несмотря на обстрелы здесь остались жить люди, – отвечает Надежда Чегодаева на вопрос, что заставило ее принять решение возглавить больницу в поселке, оказавшемся на линии фронта.

12 прямых попаданий

В условиях интенсивных обстрелов летом 2014 года возникла первая и, пожалуй, самая сложная проблема – финансовая, искусно организованная «внезапно» исчезнувшим руководством и украинскими властями. Три долгих месяца – июль, август и сентябрь – персонал больницы трудился без зарплаты, банковские счета медучреждения были пустыми, а к ноябрю иссякли запасы медикаментов и продуктов.

– На пищеблоке из продуктов оставались только растительное масло и рыбные консервы. Ни муки, ни сахара, ни крупы, ни соли, ни чая, не говоря уже о мясе – не было ни-че-го! Ко мне подходили повара и спрашивали: «Из чего готовить еду? Чем людей кормить?» – вспоминает главный врач.

Казалось бы, ситуация безвыходная – лечить и кормить пациентов нечем, сотрудники без зарплаты, приближается зима, ВФУ целенаправленно бьют по корпусам больницы из минометов 80- и 120-миллиметрового калибров, артиллерии, РСЗО «Град». Было 12 (!) прямых попаданий в фасад, крышу, больничный гараж. Четверть всех ударов пришлось на детское инфекционное отделение.

– Трижды от ударной волны вылетали все окна. Приходишь на работу, а окон нет – все вокруг в стекле. Обстрелы ведь были «ковровые» – снаряды ложились в 10–15 метрах друг от друга. Другие бы испугались, создалась бы паника, а наш коллектив – нет. Самостоятельно, по собственной инициативе, убирали осколки, затягивали оконные проемы пленкой, забивали досками, фанерой. На помощь приходили многие жители района, помогали даже подростки, – продолжает рассказ Надежда Чегодаева.

«За что меня так наказали?»

Одно дело – знать о войне из газет и теленовостей, а другое – ощущать, как снаряды рвутся под ногами. Все это испытали на себе жители Октябрьского.

– С мая по декабрь 2014 года к нам поступило порядка 180 раненых мирных жителей. Ведь обстрелы велись внезапно, без предупреждения, в дневное время, когда люди жили своей обычной жизнью – осколки их настигали по дороге в магазин, на работу, на огородах. В основном это были осколочные ранения, минно-взрывные травмы, а также ранения снайперскими пулями. Людей доставали из-под завалов их собственных домов, к нам в качестве пациентов поступали местные жители с оторванными руками и ногами, привозили контуженых детей, – вспоминает главный врач 21-й больницы.

Старшая медсестра терапевтического отделения Светлана никогда не забудет самый первый день войны – 26 мая 2014 года. Она была тогда на рабочем месте, оказавшемся в эпицентре первого воздушного налета ВФУ.

– У нас в одной из палат лежал дедушка, который был участником Великой Отечественной войны. Он сказал нам: «Ребята, это война!» Мы не поверили и даже посмеялись: как это, война в XXI веке? Но совсем скоро мы столкнулись с войной непосредственно – начали поступать первые раненые мирные жители. Один из первых поступивших – местный парень, который очень беспокоился о своей маме, недавно перенесшей инфаркт, и просил не говорить ей о его ранении.

Старейшая сотрудница – медсестра приемного отделения Нина Авраменко – на своем веку каких только травм не повидала. Ведь Октябрьский – поселок шахтерский, а труд горняков всегда был и остается одним из самых травмоопасных. Тем не менее Нина Ивановна не может без слез вспоминать окровавленного мальчика лет восьми, которого привезли после очередного обстрела ВФУ – снаряд взорвался в его доме.

– На нем живого места не было, только глазенки блестели, и он меня спрашивал: «Бабушка, а вы не знаете, за что меня так наказали? Я же хорошо себя вел!».

При этом во время обстрелов, которые велись по больнице прямой наводкой, не пострадали ни медперсонал, ни пациенты – и это самое настоящее чудо!

– Бог миловал – 12 попаданий обошлись без человеческих жертв. Однако под минометный обстрел попал рейсовый автобус, в котором наши сотрудники ехали на работу. Тогда несколько наших сотрудниц получили ранения, а электрик – совсем молодой человек, который приезжал из Макеевки восстанавливать электроснабжение на поселке, – погиб, – продолжает Надежда Чегодаева.

Старшая медсестра Светлана попала под обстрел ВФУ прямо возле санпропускника.

– Меня спасла бетонная плита. Домой тоже не раз бежала под обстрелами. Я живу на Привокзальном – всего-то 20 минут пешком, но, когда по тебе стреляют, эти минуты кажутся вечностью. Однако бросить все и уехать куда-нибудь подальше от войны – такого желания не возникало. Здесь моя Родина! – говорит Светлана.

«Заставила бы восстанавливать!»

С началом военных действий хирурги больницы быстро перестроились с гражданских операций на военно-полевую хирургию, свойственную боевым действиям. Операционные столы, осветители, наркозная аппаратура были перенесены в подвал, где и проводились хирургические вмешательства. Как это часто бывает, настоящие герои не считают себя таковыми.

– Конечно, всем нам было страшно – мы ведь живые люди, но героиней я себя не считаю. То, что мы пережили, не героизм, а чувство ответственности. Я давала себе отчет в том, что на меня смотрят люди: что я скажу, как поведу себя в трудный момент. И если бы я поддалась чувству страха, начал бы бояться весь коллектив, поэтому я делилась своей уверенностью в том, что сплоченному коллективу все по плечу, что все будет хорошо: мы не будем закрываться, мы не брошены властями Республики на произвол судьбы. Эта уверенность передавалась людям, и они получали заряд энергии, а я в свою очередь заряжалась от них, – делится своими мыслями Надежда Чегодаева

Слова главврача, сама того не подозревая, подтверждает чуть позже во время разговора Нина Ивановна Авраменко:

– Главный врач ни на один день не оставила больницу без присмотра. Она нас сжала в мощный кулак, мы все объединились вокруг нее. Например, приходим все на работу, больница в очередной раз пострадала от обстрелов. Она говорит: «Стены целы? Крыша на месте? Работаем!» И эти слова нас очень воодушевляли. Так и выжили.

Отличительная черта дончан, попавших в самое пекло боевых действий, – великодушие, которое не зря считается высшей мудростью. На вопрос, заданный Светлане, – стала бы она лечить украинского военнослужащего, который без малейшего сожаления стрелял по мирным жителям Октябрьского, – она ответила положительно.

– Лечить – это наш долг. Но потом, будь моя воля, заставила бы его и ему подобных восстанавливать все разрушенное: дома, аэропорт, школы, детские сады… Не за зарплату, а за еду.

Посылка из Киева

В холодном феврале 2015 года больница, впрочем как и весь поселок, на целый месяц осталась без электричества – украинские каратели, стремясь уничтожить инфраструктуру, разрушили электроподстанцию и котельную поселка. На тот момент в больнице находились на лечении около 100 пациентов – жителей микрорайона Октябрьский.

– Ведь люди продолжают болеть и во время войны – у нас лежали больные с аппендицитами, грыжами, перфоративными язвами и, конечно же, с различными ранениями. Они обращались за медицинской помощью к нам, по месту жительства, – вспоминает Надежда Чегодаева.

Пронизывающий холод во всех помещениях, палатах и операционных. Невозможность проводить операции, рентгеновские и лабораторные исследования, готовить пищу на электропечах в пищеблоке. Плюс к этому – повреждена отопительная система. Больница на грани закрытия…

Однако недаром говорится: тот, кто имеет поддержку, не будет побежден. На помощь 21-й больнице пришли власти, волонтеры, а также неравнодушные граждане. Из СМИ о непокоренной больнице узнали в России. Больницу посетила также миссия Белорусской православной церкви, которая в то время оказывала помощь Иверскому женскому монастырю, расположенному неподалеку. Благодаря содействию этой миссии удалось приобрести дорогостоящие радиаторы для отопительной системы.

– А по распоряжению первого Главы Республики Александра Захарченко выделили очень мощный дизельный электрический генератор, который обслуживали, постоянно дежуря при нем, два сотрудника МЧС ДНР. Мощности генератора хватало, чтобы обеспечить электричеством все четыре этажа клиники, необходимое медицинское оборудование, в том числе и рентгеновское, электропечи на пищеблоке. Больница смогла работать в штатном режиме, и это самое главное, – уверена главврач.

Посильную помощь оказывали и киевляне, не поддержавшие государственный переворот

– Однажды утром я пришла на работу, а в приемном отделении, в санпропускнике – посылка с медикаментами с Украины. Я спрашиваю: «Откуда эта посылка?» А мне отвечают, что накануне вечером ее передал человек со словами: «От неравнодушных киевлян». На тот момент ценность посылки была не только в ее содержимом, но и в том, что благодаря ей я убедилась: везде есть отзывчивые люди, понимающие, что здесь живет мирное население, страдающее от боевых действий.

Той страшной зимой 2015-го непокоренная больница стала настоящим островком жизни не только для пациентов, но и для остальных жителей прифронтового поселка – многие из них укрывались в прочных стенах больничного подвала, приходили зарядить телефоны, фонарики, разогреть еду, а к электрочайнику с кипятком выстраивалась очередь.

– С давних времен коллектив больницы и жители поселка – это одна большая семья, мы вместе многое пережили, все друг друга знаем в лицо. Люди на Октябрьском замечательные – у них обостренное чувство справедливости, они не терпят лжи, лицемерия, а пережив обстрелы, стали еще более отзывчивыми – всегда готовы прийти на помощь, – с теплом рассказывает о земляках Надежда Чегодаева.

Проверенные люди

Надежда Ивановна верит, что все страшные испытания, которые выпали на долю 21-й больницы и ее коллектива, остались в прошлом. В это верит и весь Донбасс… Сейчас, глядя на здание медучреждения с новыми пластиковыми окнами, на уют и чистоту отделений и палат, сложно поверить, что совсем недавно здесь все было в руинах. Разрушения остались только на фото, которые в ходе рассказа показывает мне главврач прифронтовой больницы и которые очень похожи на фотохронику времен Великой Отечественной войны…

– Сейчас мы настроены оптимистично, и нет худа без добра – благодаря тому, что нам пришлось пережить, в коллективе создалась уникальная атмосфера, взаимоотношения стали более чистыми и открытыми. Ведь все наши сотрудники, которые, исполняя свой профессиональный долг, не дрогнули под обстрелами, авианалетами украинской армии, – настоящие люди, проверенные. А те, кто только приходит к нам на работу, уже подстраиваются под заданный тон. Главное, чтобы в нашей работе не было халатности и пренебрежения к людям. Поэтому тем, кто не любит людей – в нашем коллективе делать нечего! – считает Надежда Чегодаева.

К внештатным ситуациям готовы

21-я больница хоть и находится на окраине Донецка, но всегда была и остается одной из ведущих хирургических клиник города. С 1978 года здесь был организован городской панкреатический центр, также действуют центры лазерной хирургии и лечения спаечной болезни. Даже война не смогла остановить не только лечебную, но и научную работу учреждения.

– Мы внедряем новые методики лечения – больница не просто живет, она развивается! Но конечно, для того чтобы наша эволюция проходила успешно, нам нужно укреплять материально-техническую базу. Нам большое внимание уделяет Министерство здравоохранения ДНР – с его помощью мы получили сухожаровой шкаф, электрокардиограф. В настоящее время для операционной нам нужен передвижной рентген-аппарат и замена того оборудования, которое уже износилось.

Главврач непокоренной больницы прифронтового поселка надеется, что и эта помощь будет оказана.

– Ведь на деле это помощь не больнице, а многострадальному населению Октябрьского, которое своим мужеством заслужило особого внимания.

Активность обстрелов по сравнению с 2014–2015 годами, конечно, снизилась, однако война в Донбассе продолжается. Поэтому в прифронтовой больнице есть все необходимое для автономного существования.

– Генераторы есть в санпропускнике и в операционной, в каждом отделении – большие емкости с запасом воды. У нас на всякий случай проработаны все возможные ситуации. И главное, что в случае внештатной ситуации не возникает паники – все службы, все отделения работают слаженно и сплоченно. Все понимают друг друга без слов.

Автор Наталья МУНДШТУКОВА. Фото автора и из архива Надежды ЧЕГОДАЕВОЙ

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи