Родить нельзя убить: где поставить точку?

Аборт – это убийство или обычная медицинская манипуляция? Этот вопрос вызывает бурные дискуссии в обществе. А что об этом думает советник Главы ДНР, доктор медицинских наук Ольга Долгошапко, которая много лет посвятила акушерству и гинекологии? Об этом она рассказала в эксклюзивном интервью газете «Донецк вечерний».

У ПЛОДА ЕСТЬ ЭМОЦИИ

– Ольга Николаевна, феминистки утверждают, что на эмбриональной стадии развития ребенок – это еще не живое существо и что он не чувствует боли. Расскажите аргументированно, почему они не правы.

– Мой учитель – знаменитый профессор Владимир Кириллович Чайка, генеральный директор Республиканского центра охраны материнства и детства, всегда подчеркивает, что датой рождения ребенка нужно считать не день его появления на свет, а день зачатия. Ведь плод на протяжении всех девяти месяцев внутриутробного развития – это живое существо, которое еще не способно жить вне пределов материнской утробы, но уже является человеком, а не просто скоплением клеток. У плода есть эмоции!

И хотя ранее, когда еще не было УЗИ, об этом не знали, с древнейших времен представители всех мировых религий защищали ребенка в материнской утробе. Аборт считался смертным грехом, особенно в нашей Православной церкви. В старину женщину, сделавшую аборт, могли отлучить от Церкви, запретить ей посещать храм. Иногда таким женщинам приходилось отмаливать этот грех всю свою жизнь. Ведь аборт равнозначен убийству. Жизнь дает Бог – и только Он может ее забрать.

Как врач акушер-гинеколог я против абортов. Еще на старте своей медицинской карьеры я единственный раз в жизни сделала аборт своей пациентке. В результате у нее произошло осложнение – возникла перфорация матки. С тех пор я отложила в сторону кюретку и сказала, что больше никогда в жизни не возьму в руки этот инструмент, чтобы убить ребенка. Исключение составляли лишь случаи, когда у пациенток происходил выкидыш или случалась замершая беременность.

– Что чувствует плод во время аборта? Анестезия не лишает страданий эмбрион?

– Плод чувствует, что его хотят убить, и это доказано при помощи современных средств визуализации. Есть такой страшный фильм «Безмолвный крик», для которого процесс аборта с помощью микровидеокамеры был заснят изнутри. Плодик, который хотели убрать, прятался, уходил от кюретки, ротик у него был искажен в безмолвном крике.

Задолго до того, как начинается аборт, ребенок чувствует настроение мамы. А когда медработники проводят саму операцию, ребенок старается спрятаться от инструмента. Но, к сожалению, ему это не удастся. Аборт – это страшное зрелище.

С помощью современных средств диагностики можно зафиксировать очень интересные поведенческие реакции ребенка в утробе мамы. У меня была пациентка с двойней. Когда у нее была беременность на сроке 15-16 недель, я повела ее на УЗИ, и мы увидели занимательную картинку, вызвавшую улыбку. Близнецы, как два боксера, делали характерные движения в сторону друг друга, будто дрались на ринге. В другом случае на экране аппарата УЗИ мы наблюдали, как малыш стоит на коленях, молитвенно сложив руки. Оказалось, что наша пациентка, его мама, была воцерковленной православной верующей.

МОТИВЫ УБИЙСТВ

– Что чаще всего заставляет женщин убивать своих нерожденных детей?

– В первую очередь, неготовность женщины к материнству. У нее могут быть в приоритете не семейные ценности, а какие-то другие стремления. Например, на первом плане – карьера, построению которой, по ее мнению, материнство помешает.

Бывают и ситуации, когда беременность наступила в результате изнасилования. И тогда женщины решаются на аборт, который не перестает быть преступлением даже при таких ужасных обстоятельствах.

Но в этом случае женщину можно частично оправдать и понять, почему она не хочет рожать плод насилия. А вот оправданий для женщин, имеющих работу, материальный достаток, прекрасные жилищные условия и заявляющих: «Зачем плодить нищету?» – у меня нет. Какую нищету? Есть доход, есть крыша над головой. А если нет какого-нибудь «лексуса», то важно понимать, что машины имеют свойство попадать в аварии или просто исчезать, а дети – это на всю жизнь. Не зря народная мудрость гласит: «Дал Бог зайку, даст и лужайку».

В моей практике было много случаев, когда у семей, имевших массу проблем, все налаживалось чудесным образом, как только они принимали решение сохранить беременность. И наоборот, у состоятельных бизнес-леди, делавших аборты, все рушилось и возникали серьезные проблемы со здоровьем.

ЧИСЛО АБОРТОВ СНИЖАЕТСЯ

– Существует сегодня в ДНР проблема подростковой беременности? Как ее следует решать? Как убедить маму, у которой забеременела дочь-подросток, не гнать девочку на аборт?

– Сначала приведу цифры. В 2019 году в учреждениях здравоохранения ДНР было произведено 5 107 абортов. Это на 388 абортов меньше, чем в 2015 году. У девочек-подростков в возрасте до 16 лет в 2019 году произведено 67 абортов. В 2015 году их было 95. То есть мы видим тенденцию к уменьшению. За первое полугодие нынешнего 2020 года зарегистрирован 1 331 аборт, а девочкам подросткам сделано всего три аборта. Такая статистика не может не радовать, хотя мне хотелось бы видеть нули по озвученным показателям.

Вместе с тем за эти же полгода мы имеем 37 родов у девочек-подростков. Получается, наша профилактическая работа не напрасна, и мы достучались до этих девочек и их родителей. Лучше всего, конечно, вести профилактику такого явления, как подростковая беременность. Не только медработники, но и мамы должны объяснять девочкам, что если они чувствуют себя достаточно взрослыми, чтобы начинать половую жизнь, то необходимо предохраняться как от нежеланной беременности, так и от заболеваний, передающихся половым путем.

– Что в юном возрасте опаснее для здоровья – роды или аборт?

– Я категорически не согласна с утверждением, что роды в юном возрасте опаснее аборта. При аборте высока вероятность возникновения инфекционных осложнений, воспалений и даже инвалидизации, если при перфорации создается ситуация, когда приходится удалять матку.

Опасны ли роды у юных беременных? Они имеют свои особенности и свои риски. Впрочем, роды – это в какой-то степени непредсказуемый процесс в любом возрасте. Риск существует и в 20, и в 30, и в 40 лет. Да, у девочек-подростков часто сочетается крупный плод и узкий таз. Но в таких ситуация можно прибегнуть к операции кесарево сечение, которое выполняется в любом возрасте. В моей практике был случай, когда делали кесарево сечение 11-летней беременной. Все закончилось благополучно, без вреда для ее здоровья, на свет появился здоровый ребенок. Если плод некрупный, то самостоятельно, естественным путем, рожать могут девочки и в 13, и в 15 лет с рисками, ничуть не выше, чем у любой здоровой взрослой женщины.

Уж если так сложилась ситуация, то лучше родить, чем убить. Это нужно донести до сведения всех наших мамочек.

ЧЕМ ЧРЕВАТЫ ОПЕРАЦИИ?

– Расскажите о том колоссальном вреде, который аборт наносит женскому здоровью.

– С медицинской точки зрения аборт – это операция. Она несравнима с удалением зуба или обработкой какой-то гноящейся ранки. Это хирургическое вмешательство, которое выполняется острым хирургическим инструментом – ножом, называемым кюреткой. Даже если аборт – медикаментозный, когда пациентке даются какие-то таблетки, потом все равно требуется выскабливание полости матки. Острая кюретка может повредить матку так, что потребуется удаление органа. Мне приходилось видеть, как девочки 15-16 лет лишались детородного органа во время аборта из-за перфорации с повреждением сосудистых пучков.

Второй момент – сам по себе аборт является вмешательством в эндокринную и иммунную системы женщины. Когда ко мне приходят молодые женщины или мамы приводят девочек-подростков с просьбой сделать аборт, я всегда объясняю им суть их намерений на примере компьютерной программы. Представьте, что работающий компьютер вдруг зависает, и вы его резко выключаете. Но технику вы можете восстановить, перезагрузить, хотя не факт, что все данные сохранятся. А здесь живой организм, гормональная и иммунная системы которого настроены на результат, на вынашивание ребенка. И вдруг эта беременность прерывается. Как следствие – серьезнейший сбой в системе, который может повлечь за собой такие сдвиги в организме, что женщина больше никогда не сможет иметь детей. Часто первый аборт становится единственным и последним.

Удаление плода и плаценты влечет за собой высокую вероятность развития инфекции в матке. А это эндометрит, это воспалительный процесс. Это факторы, которые могут в последствии привести к срывам следующих беременностей.

Велика вероятность того, что последствием аборта станет невынашивание беременности или вообще бесплодие. Ведь врач, выполняющий аборт, делает все манипуляции на ощупь и может удалить тот слой эндометрия, который необходим для того, чтобы плод прикреплялся к нему.

И всегда аборт – это огромная психологическая травма. Даже если женщина выглядит спокойной или равнодушной внешне, она не может не переживать, не сожалеть о содеянном глубоко внутри себя. Потом она будет всю жизнь пилить себя за этот поступок, особенно, если останется бесплодной.

ЧТО ДЕЛАТЬ ПРИ ПАТОЛОГИИ?

– Часто женщины решаются на аборт, узнав во время скрининга, что у их будущего ребенка будут проблемы со здоровьем. Всегда ли это оправдано или только в тех случаях, когда выявленные патологии не совместимы с жизнью для малыша?

– О грубых патологиях развития плода женщины узнают уже на первом УЗИ, которое делается до 12 недель беременности. Под грубыми я подразумеваю патологии, не совместимые с жизнью. Например, отсутствие головного мозга или передней брюшной стенки у плода. В таких ситуациях нет никакой возможности его спасти и получить жизнеспособного ребенка, поэтому беременность нужно прерывать.

Но есть дефекты развития, которые легко устраняются хирургическим путем. Например, волчья пасть, заячья губа. Даже отсутствие конечности, ее укорочение или тем более отсутствие пальцев на руке или ноге – это не повод убивать малыша. Он может стать полноценным и даже талантливым человеком. Не повод для аборта и синдром Дауна. Родившиеся с ним – прекрасные, очень добрые дети, которых заслуженно именуют солнечными. При должной коррекции они могут выполнять какую-то простую работу. А некоторые такие ребята обнаруживают талант художника или музыкальные способности.

Впрочем, выбор за родителями. В моей практике были случаи, когда люди рожали детей, зная, что они обречены. Я навсегда запомню одну православную семью, узнавшую, что у их сына порок сердца, несовместимый с жизнью. Они обратились ко мне с просьбой принять роды. Их малыш прожил менее двух суток. Но за это короткое время они дали ему столько любви, что трудно выразить это словами! До сих пор не могу вспоминать без слез, как они пришли поблагодарить меня с букетом цветов, уже похоронив своего сына.

Сегодня медицина шагнула далеко вперед, поэтому женщины, которым ранее запрещали рожать, вполне могут познать материнское счастье при должном ведении беременности. Расскажите, остались ли еще ситуации, когда беременность все же может быть опасна для жизни будущей матери?

– К сожалению, да. Но и в таких ситуациях мы боремся за каждую беременность. В 2017 году в наш перинатальный центр обратилась пациентка по имени Надежда. У девушки, которой едва исполнился 21 год, была только одна почка. Все врачи, консультировавшие Надежду раньше, настаивали на аборте, так как беременность для нее была смертельно опасна. Мы вместе с профессором Владимиром Кирилловичем Чайкой и профессором-терапевтом Андреем Эдуардовичем Баргием рискнули помочь столь сложной пациентке. Положили ее в стационар и вели беременность, строго контролируя все показатели работы почки. Мы буквально ходили по лезвию бритвы, борясь за каждый день для плода. К 32-й неделе состояние Надежды стало таким, что продолжать беременность не представлялось возможным. Мы сделали ей кесарево сечение. На свет появился прекрасный мальчик Глеб. Сейчас ему почти пять лет.

К сожалению, здоровье Надежды ухудшилось, и сейчас ей требуется пересадка почки. Мы продолжаем помогать ей и ищем возможность провести эту операцию. Материнское счастье дает ей жизненные силы для борьбы с болезнью, и мы надеемся, что все у нее сложится хорошо.

НАДО ЛИ ЗАПРЕЩАТЬ?

– Как вы относитесь к требованиям запретить аборты на законодательном уровне или хотя бы исключить эти операции из перечня бесплатных услуг?

– Я думаю, что делать этого нельзя. Полный запрет приведет к росту числа подпольных, криминальных абортов, которые будут производиться не просто в антисанитарных условиях, но зачастую людьми без медицинского образования. Следствием станут смерти женщин от осложнений. Многие страны через это прошли, и их опыт свидетельствует о том, что эта практика себя не оправдывает.

Нужна серьезная профилактическая работа по пропаганде традиционных семейных ценностей. Нужны социальные гарантии для многодетных семей и для одиноких мам, чтобы женщины не боялись рожать. Но самое важное – это доказать, что аборт – не просто медицинская манипуляция, а убийство живого существа. Профилактическая и разъяснительная работа – это длительный процесс, требующий слаженной работы медиков, работников социальных служб и сферы образования.

Я желаю нашим женщинам рожать много здоровых детей! Ведь ничто не дает нам такого счастья, как материнство.

Ксения БЕЛАШОВА

Print Friendly, PDF & Email

Донецк Вечерний Городская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 16 полос, 4 цветные, телепрограмма. Освещает события города Донецка и прилегающих территорий. Охват аудитории – город Донецк, ДНР.

Похожие записи