Про холодильник и телевизор…

Недавний обмен удерживаемыми лицами между Москвой и Киевом по формуле «35 на 35» снова напомнил о таком важном аспекте информационной войны, как пресловутое противостояние холодильника и телевизора, чаще всего оканчивающееся отнюдь не в пользу первого

Скромность как порок…

Читатель уже готов задать вопрос: «Причем здесь холодильник, если речь идет о судьбах невинно страждущих?» И будет неправ: формула «холодильник – телевизор» обычно используется когда речь идет о благосостоянии, но вполне может быть расширена в качестве красивого образа на противостояние реальных дел и конкретных шагов против генерируемой оппонентами информационной картинки. Тем более что и телевизор, как показывают недавние выборы на Украине и в регионах России, уже уступил статус главного информационного оружия Всемирной паутине. В нашем же случае условный «холодильник» остался на стороне Москвы, в то время как «телевизор» прочно засел в руках Киева.

По количеству реальных дел в процессе обмена однозначно лидирует Россия. Да, пришлось пойти на очень нелегкий компромисс, фактически – на выкуп ни в чем не повинных заложников, томившихся за свои убеждения в бандеровских застенках многие месяцы, а то и годы. Да, пришлось в качестве уплаты передать Киеву преступников, чья вина однозначно доказана следствием и судом. Но здесь важно еще и то, что значительная часть вызволенных из неонацистской неволи – граждане Украины: это стало ярким подтверждением лозунга «Своих не бросаем!». Потому что у тех украинских граждан, от которых отказалась Украина, теперь есть только одно Отечество – Россия.

Без преувеличения, самым важным результатом обмена можно назвать спасение Владимира Цемаха, обвиняемого в уничтожении пассажирского самолета в небе над селом Грабово. Понятно, что устроившие трагедию Украина и ее западные хозяева все пять лет пытаются переложить ответственность с больной головы на здоровую, ради чего не брезгуют даже такими недостойными средствами, как похищение людей. А то, насколько честным и объективным является этот шемякин суд в Гааге, можно судить хотя бы по тому, что все аргументы, предъявляемые Россией и Донбассом, им даже не были приняты к рассмотрению. Зато о гуманности этого цивилизованного общечеловеческого правосудия наглядно свидетельствуют судьбы сербских лидеров, превращенных в козлов отпущения теми, кто устроил растерзание Югославии. Поэтому не надо быть пророком, чтобы понять, какая участь готовилась похищенному украинскими спецслужбами.

Освещение процесса обмена в российских СМИ проходило, мягко говоря, весьма буднично, и даже слишком для столь важного события. Понятно, что чувствуется усталость от всего продолжающегося уже шестой год, да и внутренних проблем поднакопилось в России, хотя такие информационные поводы случаются очень даже нечасто. Однако в этом прослеживается еще и извечный для всего русскоментального пространства принцип «Больше дела – меньше слов!», все чаще играющий против нас. Русская традиция предписывает воспринимать конкретные дела как нечто само собой разумеющееся, а посему не требующее особого информационного шума, но в мире постмодерна, где все поставлено с ног на голову, скромность скорее воспринимается как порок, чем как достоинство. А если перефразировать известный анекдот, то в наши дни звание стахановца скорее получила бы муха, летавшая по кабине трактора и прожужжавшая всем уши об этом факте, чем сидевший за рычагами машины землепашец.

Вот такой громко жужжащей информационной мухой и оказалась украинская сторона. Возвращение ее людей из «самых романтичных уголков» России было подано как нечто выдающееся: торжественная встреча на аэродроме, прием у главы государства, раздача наград чуть ли не корзинами – все это должно было продемонстрировать любовь «нэньки» к своим сыновьям. Понятно, что все это была заказная показуха: Зеленский – шоумен, и в общем-то он был поставлен на столь высокий пост именно для внешнего блеска. Не думаю, что в данном случае Москва должна была действовать строго зеркально, однако мужественные борцы за русское дело заслуживали куда более яркой картинки.

Зрелища насущные

В том, что информационное пространство на Западе является миром шоу, автору этих строк наглядно довелось убедиться в дни работы московским собкором «Донецкого кряжа». Для аккредитованных при МИД России иностранных журналистов ежегодно в январе устраивается традиционный прием, являющийся хорошей площадкой для завязывания контактов и знакомства со стилем работы СМИ разных стран. Так вот больше всего представители западных изданий сокрушались о том, что русские очень любят давать интервью по телефону или же вообще письменно отвечать на вопросы, но их читателей привычный русским спокойный и степенный диалог с умным собеседником о сущности рассматриваемой темы совершенно не устраивает. Им нужно совсем не это: просвещенных европейцев куда больше волнует то, как у интервьюируемого от каверзного вопроса лихорадочно бегают глаза, злобно играют скулы и нервно стучат зубы об сжимаемый дрожащей рукой стакан с боржомом или нарзаном, чем само содержание беседы! То есть западного читателя интересует именно балаганное шоу вокруг именитой персоны, а совсем не поднимаемые в беседе проблемы!

Отметим, что все эти методики активно и давно используются доморощенными либералами, причем безо всякого соблюдения норм морали. Вспоминается история о том, как в одном московском издании (а вся московская пресса в той или иной мере если и не контролируется либеральными силами, то уж точно находится под их влиянием, иногда даже опосредованным) авторам несколько раз поручали написать материал о мясокомбинате, возведенном в одном из российских городов на костях советских военнопленных. Дескать, представляете, какое кощунство? Однако все эти поручения по приезде на место не выдерживали испытания действительностью: соседствующие с узловой станцией здания мясокомбината были возведены еще в XIX веке, а в годы оккупации использовались гитлеровцами в качестве пересыльного пункта для пленных. Тем не менее умерших хоронили на соседнем пустыре, а расстояние от цехов до захоронений оказалось вполне достаточным даже с точки зрения жестких советских санитарных норм, чтобы после войны там было возобновлено пищевое производство. Что же касается главной проблемы возведенного на том месте мемориала – очень скромного финансирования, – то хозяев издания она не интересовала в принципе.

Касательно сегодняшней Украины мы видим, что шоу вполне способно подменять собой не только реальную политику, но и многое другое. Ведь по своей сути оба майдана в Киеве представляли собой яркое интерактивное шоу «Ощути себя вершителем истории!». А последние украинские президентские и парламентские выборы уже ничего общего не имели с избирательным процессом: большинство населения вполне согласилось с тем, чтобы шут уселся на трон халифа. Иными словами, жители Незалежной попросту променяли хлеб на зрелища…

Должны ли мы слепо копировать действия наших оппонентов? Разумеется, нет, ибо западная Вандербильдиха очень рассчитывает пробудить в нас Эллочку-людоедку для ввязывания последней в заведомо проигрышную для нее гонку. Однако игнорировать этот момент для нас тоже смертельно опасно: хлеб – хлебом, но зрелища им не заменишь. Недавно мне в архиве попался документ почти сорокалетней давности, посвященный вопросам товарного дефицита в СССР, где прямо указывалось, что созданию бедности имеющегося ассортимента в магазинах, причем искусственной, служило в том числе и недостаточное внимание к эстетическому оформлению упаковки и выкладке товаров на прилавках. Что ж, не будем повторять ошибки прошлого…

Автор Александр ДМИТРИЕВСКИЙ

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи