По дорогам и бездорожью войны

На обратной стороне фотокарточки, той самой, что опубликована вместе с этой статьей, красивым мужским почерком написано следующее: «Дорогому и любимому семейству Бурик от брата, племянника, дяди Николая». Чуть правее еще надпись: «Семейству Бурик от Н. Головнева. Город Лейпциг. 23.10.1945 г.». Участник Великой Отечественной войны, почетный гражданин города Ясиноватая Лолий Иванович Бурик предоставил нашей редакции воспоминания Николая Павловича Головнева о своем боевом пути. Ввиду обширности исторического материала данные воспоминания публикуются с сокращениями.

«Когда приходится видеть кадры военной кинохроники, запечатлевшие стремительный бег танков Т-34, меня охватывает волнение. Кажется, будто в мчащемся на экране танке находится мой экипаж, с которым довелось когда-то принять первый бой. Однако, чтобы читатель понял эти чувства и мог оценить, чем была и осталась для танкистов Великой Отечественной «тридцатьчетверка», придется рассказать все по порядку.

Сентябрь 1940 года. Выпускной вечер в Харьковском бронетанковом училище. Музыка, много гостей, и мы, юные лейтенанты, в новенькой, с иголочки, форме, с двумя кубиками в петлицах, кружимся в вальсе с нарядными, раскрасневшимися от волнения девушками.

Через месяц я принял командование взводом в танковом полку, дислоцировавшемся во Львове. Быстро пролетели полгода службы. В разгар майских праздников 1941 года я был направлен в Харьков на завод № 183 имени Коминтерна, где и произошло мое знакомство с танком Т-34. А позднее, 21 июня, я прибыл в расположение полка, дислоцированного близко к границе, под Владимиром-Волынским.

Неожиданно начавшаяся война времени на раскачку не дала. Фашистская артиллерия и авиация обрушивали на нас тонны бомб и снарядов. Много техники и людей было выведено из строя. В июле мы вели ожесточенные бои с намного превосходящими силами противника, несли немалые потери. Но и урон фашистов был значительным: продвигались они очень медленно. В 1943 году М. И. Калинин вручил мне в Кремле за эти июльские бои орден Красного Знамени.

В октябре 1941 года нас, командиров 80-го танкового полка, направили на учебу в Военную академию бронетанковых и механизированных войск. Но академию довелось проходить не в учебных аудиториях, а на подступах к Москве на Можайском и Волоколамском направлениях, действуя в составе 1-й танковой бригады генерала М. Е. Катукова. По грязи и бездорожью, по глубокому снегу шли наши «тридцатьчетверки» на врага. Там, под Москвой, танкисты показали образцы не только мужества, но и бережного отношения к технике.

Вообще, простота конструкции Т-34, доступность всех узлов и механизмов облегчали нелегкую работу по уходу за машиной. Что же касается надежности танка, то она вызывала у наших бойцов уважение, а у врага – страх. Был такой случай. Как-то раз, недалеко от райцентра Хлевное на Дону, фашисты бомбили наши боевые порядки. Крупная бомба разорвалась у самого борта танка Т-34. Машину качнуло, заскрипели пружины подвески, но взрывная волна не смогла ни опрокинуть танк, ни сорвать с него башню.

С этими верными боевыми машинами мы постепенно дошли до Берлина. За долгие годы войны я трижды горел в танке. По этому поводу комбриг даже пошутил: «Трижды ты горел и остался жив, значит жить тебе долго».

Мне никогда не забыть, как мы уходили из центра поверженного Берлина. Рядом шли колонны военнопленных. Грязные, оборванные, поникшие гитлеровцы, опустив головы, брели по превращенному в руины городу. Не этого, конечно, они хотели. Но именно к этому они шли. Шли с того самого момента, когда вторглись в пределы нашей Родины.

Славный боевой путь прошли советские танкисты! На местах сражений в вечном карауле застыли на постаментах танки Т-34. Мценск и Липецк, Курск и Богодухов, Козятин, Чертков, Коломыя, Ивано­Франковск… Дань уважения, глубокой признательности, любви нашего народа и тем, кто создал эту легендарную машину, и тем, кто на ней воевал».

1 мая 1945 года Николаю Павловичу Головневу исполнилось 25 лет.

Материал подготовил Макс РОДИОНОВ

Print Friendly, PDF & Email

Похожие записи