Он любил синематограф

27 августа отмечался День российского кино. В этой связи «Донецкое время» предлагает вспомнить нашего знаменитого земляка – человека, который помог отечественному кинематографу сделать первые шаги. Речь об Александре Ханжонкове

Биограф, изменивший жизнь

Александр Ханжонков родился 8 августа 1877 года в деревне Ханжонковка (ныне поселок Ханжонково в Макеевке) в семье обедневшего помещика. В 1896 году окончил Новочеркасское казачье юнкерское училище и был принят в чине подхорунжего в привилегированный Донской казачий полк, расквартированный в Москве. В 1905 году в чине подъесаула уволился в запас по состоянию здоровья («заработал» полиартрит в Русско-японской войне).

Однажды 27-летний Александр забрел в кинотеатр, которые в ту пору назывались биографами. Молодой человек даже не представлял, что идет навстречу своей судьбе. С экрана прямо на зрителей мчался поезд, нервно вскрикивали дамочки – страху-то было! А вот еще сюжет – «Точильщик». Кухарка решила наточить нож, но ее суровый вид привел точильщика в такой ужас, что он бросился наутек, сметая все на своем пути… 30-минутный сеанс закончился… И началась карьера кинопромышленника Ханжонкова. Он заболел синематографом и решил сам заняться производством кинокартин.

Александр Ханжонков (крайний справа) в павильоне своей студии

Начального капитала не было, но Александр Алексеевич знал, что, выйдя в отставку, получит реверс – сумму в 5 000 рублей, которой обеспечивалась семья казачьего офицера. Ханжонков находит компаньона, и поначалу фирма успешно занимается посреднической деятельностью, закупает фильмы за границей для проката в России. Стоимость картины в те времена зависела от ее длины – покупали, как ситец, метрами. Цена за метр фильма колебалась от 45 до 75 копеек.

Деревянные цыгане

Но с американской партией картин дело едва не закончилось крахом. Фильмы оказались никудышного качества, а закупленные проекционные киноаппараты скрипели, как обоз телег с несмазанными колесами. Казалось, «лукавый» нашептывал Ханжонкову: да брось ты это все! Искушение было велико, но Александр Алексеевич не сдавался – влез в долги, обзавелся новыми компаньонами и снова ринулся в бой! Неудачи не останавливали молодого предпринимателя, и уже в 1907-м, всего через год после основания, его компания начала производство собственных фильмов. Правда, и это дело началось с неудачи. Задуманный Ханжонковым фильм «Драма в таборе подмосковных цыган», где он планировал задействовать настоящих цыган, не получилось снять – новоиспеченные актеры деревенели перед камерой, и расшевелить их было невозможно.

Но Александр Алексеевич умел распознавать и привлекать к делу талантливых людей, поощрял передовые технология, и вскоре неудачи сменились ошеломляющим успехом.

Часы на все полотно!

В то время съемки киноленты занимали в среднем два-три дня. Удивительная для нашего времени прыть! Сейчас-то фильмы снимают месяцами, а то и годами. Однако на заре кинематографа было иначе. Поначалу фирма Ханжонкова вообще выпускала по три картины в день. Объяснить это довольно просто: в те времена для съемок не строили специальных зданий в натуральную величину, не насажали лесных массивов и так далее. Тогдашние съемочные группы не выезжали на места, где когда-то происходили события, изображаемые в фильме. Великие леса, могучие реки, деревни, избы с дверями и окнами – все это и многое другое просто изображалось художником на полотне, на этом фоне и снимались эпизоды фильма.

Да и съемку проводили не несколькими установками с разных ракурсов, как это делают теперь, а одним, стационарно закрепленным аппаратом, захватывая участников картины в объектив во весь рост. Крупных планов тогда не снимали – просто не догадывались, что такое возможно. И когда в одной из картин Ханжонкова, в эпизоде, где девушка ожидает возлюбленного и бросает нетерпеливый взгляд на часы, оператор снял циферблат крупным планом, восторг зрителей был беспредельным. Это ж надо – часы на все полотно! Так ханжонковские операторы нашли еще одну возможность своей аппаратуры. И двигались потом шаг за шагом, осваивая штрих за штрихом…

Звезды русского немого кино. Слева направо: В. Полонский, В. Максимов, В. Холодная,
О. Рунич (стоит), П. Чардынин, И. Худолеев
и И. Мозжухин. 1918 год

Казак в пенсне

Из сегодняшнего далека многие картины дореволюционного кинематографа могут показаться детским лепетом, наш изощренный взгляд видит то шатающуюся картонную декорацию, то грубо намалеванный задник. В фильме «Ермак Тимофеевич – покоритель Сибири» на ногах убитого татарина замечены галоши, на носу у казака предательски блеснуло пенсне. Но младенец-кинематограф рос не по дням, а по часам. Уже в 1911 году фирма Ханжонкова сняла невероятно сложную по тем временам картину «Оборона Севастополя» – натурные батальные сцены поставил сам Александр Алексеевич.

К Ханжонкову приходят замечательные режиссеры Петр Чардынин и Евгений Бауэр, актеры, ставшие впоследствии легендами кино, – Иван Мозжухин и Витольд Полонский. Звездами русского кино благодаря участию в фильмах фирмы становятся балерина Вера Каралли и не имеющая актерского образования Вера Холодная. С 1909 по 1912 год Ханжонков выпускает в среднем 8–10 фильмов в год, а в 1913-м – 20. Среди них не только игровые картины.

Фирма начинает снимать, как бы мы сейчас сказали, научно-популярные фильмы, которые доходов не приносили, но способствовали делу просвещения: «Электрический телеграф», «Пар», «Глаз». Лента «Пьянство и его последствия» пользовалась небывалым для неигрового фильма успехом. Документальные кадры, запечатлевшие тяжелобольных детей алкоголиков, чередовались с игровыми сценами. Мозжухин изображал человека, допившегося до белой горячки: из недопитой бутылки вылезал чертик, дразнящий пьяницу. Беса изобрел и заставил двигаться недавно поступивший на службу к Ханжонкову Владислав Старевич.

Известная всем фирма

Много работы было у режиссера, сам он не успевал. Пришлось Александру Алексеевичу придумать еще одну штатную единицу – помощника режиссера. Дальше – больше. Стали появляться все новые и новые должности, такие привычные в титрах современных фильмов. Появлялись бутафорские мастерские, гримерные, костюмерные отделения, склады для хранения атрибутов и аксессуаров уже отснятых фильмов.

Соответственно, у Ханжонкова появилась возможность больше времени уделять творческой части. Все смелее и смелее становились сценарии фильмов. От съемок коротких эпизодов по известным и неизвестным произведениям, сказкам и песням, добрались до классики. Экранизировали «Вадима» и «Маскарад» Лермонтова, «Пиковую даму» Пушкина, «Идиота» Достоевского.

Кинофабрика А. Ханжонкова в Ялте. 1918Ц1919 годы

Авторитет фирмы рос от фильма к фильму. Рецензенты и критики в печати уже не разъясняли читателю, кто такой Ханжонков, а обходились напоминанием: «Известная всем фирма Ханжонкова», «Самая популярная кинокомпания» или «Первая российская кинофабрика». Соответственно, рос и спрос на продукцию фирмы. Заказы стали поступать со всех концов страны. Александр Алексеевич с каждым днем наращивал темпы работы, торопил режиссеров, придирчиво отбирал сценарии и актеров. Полностью отдалась делу и супруга Ханжонкова, Антонина Николаевна, которая вмешивалась в работу режиссеров и операторов, вносила поправки в сценарии, ругалась с исполнителями ролей, но с ее мнением тем не менее все считались, ибо видели: дело она знает неплохо.

Черный период

Однако деятельность Александра Алексеевича протекала в беспрерывной борьбе с бесчестными конкурентами, с косным обществом, в обстановке нападок и непонимания даже со стороны тех, кто должен был быть естественным союзником. В те годы, накануне Первой мировой войны, в стране было уже около полутора сотен различных кинопредприятий, и всем конкурентам хотелось подставить Ханжонкову ножку, перебежать ему дорогу, а лучше всего – довести его до банкротства.

1915 год Ханжонков в своих воспоминаниях называет черным. Внезапно умер старейший режиссер его фирмы Василий Гончаров. Пока еще Александр Алексеевич не замечает (или не хочет замечать) сгустившихся над ним туч. Фирма Ханжонкова еще процветает; исправно выходит его журнал «Вестник кинематографии»; открытый в 1913 году кинотеатр на Триумфальной площади считается самым престижным и посещаемым в Москве, но… Болезнь ли тому причиной или резко изменившиеся условия кинорынка после начала Первой мировой войны (иностранные фильмы почти не поступают в Россию), но неожиданно Ханжонков становится уязвимым для конкурентов.

От него начинают уходить люди – один за другим его покидают ведущие режиссеры: Михин, Старевич, Чардынин. За годы совместной работы накопились обиды, но Ханжонков, верный своему правилу невмешательства в творческий процесс, не гасил искры разгорающихся конфликтов.

Конкуренты Алексея Александровича делали ставки на звезд, предлагая им баснословные гонорары. А Ханжонков ни в какую не соглашался повысить жалованье ведущим актерам. Он перепоручает дела в Москве жене, а сам занимается созданием съемочной базы в Ялте. Вместе с верным Бауэром они собираются снимать новый фильм. Неожиданная кончина режиссера в 1917 году подкосила Александра Алексеевича. Рушилась не только фирма, но и жизнь, поломанная революцией и Гражданской войной. Ялта переходит то к красным, то к белым, то к немцам. А упорный Ханжонков снимает фильмы… Антонина Николаевна с детьми чудом добирается до Ялты, и в 1920 году семья покидает Россию.

Сотрудники студии Ханжонкова

Не пригодился…

В 1923 году Ханжонкова приглашают вернуться в СССР и возглавить акционерное общество «Русфильм». Чтобы вернуться на родину, Александр Алексеевич разрушил семью – его жена и сын остались в Праге – и с дочерью Ниной уехал в Москву. Прибыв на родину, Ханжонков получил телеграмму от наркома просвещения Луначарского: «Сердечно присоединяюсь к чествованию Ханжонкова как замечательного деятеля русской кинематографии. Рад, что он вернулся, чтобы помочь советскому кино». Но это были лишь слова. На самом деле богатейший опыт Ханжонкова советскому кино, увы, так и не пригодился…

«Русфильм» почти сразу же после приезда Ханжонкова перестал существовать, и мэтра пригласили возглавить кинофабрику «Пролеткино», которая мало того, что оказалась нежизнеспособной, но и привела бывшего кинопредпринимателя на скамью подсудимых. В 1926 году Ханжонков вместе с группой руководителей «Пролеткино» был арестован по уголовному делу о финансовых злоупотреблениях в этой организации. В итоге он был освобожден – ввиду отсутствия доказательств вины, – однако лишен политических прав и получил запрет на работу в области кинематографа. Из-за этого, а также из-за резкого ухудшения здоровья Ханжонков вынужден был с дочерью и новой женой Верой Дмитриевной Поповой переехать из Москвы в Ялту.

Реабилитировали Александра Алексеевича в 1934 году. В том же году в связи с 15-летием советского кино и за большой личный вклад в историю отечественного киноискусства он получил персональную правительственную премию.

Во время немецкой оккупации Крыма, в 1941–1944 годах, прикованный к инвалидной коляске Ханжонков оставался в Ялте. Умер он 26 сентября 1945 года в Ялте, в полном забвении, похоронен там же, на Поликуровском кладбище…

Автор Сергей АНИСИМОВ. Фото из открытых источников

Редакция благодарит отдел краеведения Донецкой республиканской универсальной научной библиотеки им. Н. К. Крупской за содействие в подготовке материала

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи