Гололед: сезонный катаклизм

География относит наш регион к умеренной климатической зоне. Сейсмическая активность подземных недр нам не грозит, цунами от Азовского моря, к счастью, ждать не приходится… Однако отмечается и в наших широтах свой катаклизм. Сезонный. Гололед ему имя.

Долгосрочный «подарок»

Ни в коем случае не иронизирую. Кому-то покажется, что сравнивать гололед и, например, землетрясение нелепо. Масштабы несопоставимы? Но ведь у каждого природного явления бывают разные степени тяжести. Гололед, раз в три месяца остекленивший улицы города и тут же щедро посыпанный песком, – это одно, а тот же казус, волнообразно повторяющийся на протяжении пятидесяти дней, – нечто иное.

В 2019 год мы вкатились по обледенелым трекам для сноуборда. Давно нас природа не радовала такой исключительно белой зимой. Мы больше привыкли к слякоти декабря и морозным суховеям января. А тут – как выпал твердый осадок в конце прошлого года, так до сих пор и горбится многострадальными бледными пластами. Глаз уже не радует…

Да ладно бы просто лежал. Утоптали бы тропинки – где ногами, где совками, – приспособились бы. Но глобальное потепление приготовило нам долгосрочный «подарок» в виде температурных качелей. Дождь – мороз, и так с завидной регулярностью. В результате дороги превратились в неудобоходимые. А остаться дома нельзя – два месяца взаперти не просидишь. Как результат – травмпункты Республики полны пациентов. Ушибы, растяжения, вывихи – это еще полбеды. Но сколько переломов шейки бедра, сколько тяжелых сотрясений мозга. Для пожилых людей, чьи кости хрупки в силу возрастных причин, гололед-2019 стал настоящим катаклизмом.

Репортаж без глянца

Причины явления понятны. Но списывать вину только на небесную канцелярию – душа не лежит. Ведь помните, как в «Приключениях Электроника» поется: «Ты – человек, ты и сильный и смелый!» На любой фортель природы мы, разумные и волевые, найдем ответ. Даже малые дети знают, лучший боец с гололедом – дворник, вооруженный песком.

Однако в этом году наш супергерой явно дает слабину. Побродив (с риском для здоровья) по улицам Донецка, наша редакционная команда констатировала грустную истину: нынешнему гололеду мы уступили. Если центральные артерии (автодороги) вычищены до асфальтовой серости, то внутренние капилляры дворов – это просто царство Снежной Королевы. Причем даже в Ворошиловском районе, в двух шагах от главной площади города.

Отчего же такая печальная картина? Неужели жизнь поставила перед нашими супергероями слишком сложную задачу? Мы попытались разобраться в наболевшем вместе с жителями столицы. Конечно, рассуждения дончан иногда грешат эмоциональностью, которая, может быть, заслоняет свет истины, но мы все же дадим микрофон народу. Народная мы Республика, ведь так?

Сразу оговоримся: это не глубокое исследование проблемы. И даже не соцопрос. Это просто серия мгновенных снимков, которая, надеемся, даст информацию к размышлению тем, кому размышлять велит их гражданский долг. Или даже должность. Мы никого не обвиняем и ни на что не намекаем. Это просто репортаж без глянца. Те, кто пострадал от гололеда-2019 (а их немало) заслуживают того, чтобы мы все задумались.

О швабрах и исправительных работах

Работая вместе, все мы живем в разных районах города. И пробираясь от дома к магазину, остановке, школе, детскому саду и т. д., фиксируем фактаж. Сходясь в редакционной, сопоставляем увиденное и хмуро суммируем: везде почти одно и то же. И мнения людей, которых мы просим прокомментировать ситуацию, во многом созвучны.

Например, житель Калининского района Антон категоричен в своей оценке деятельности ЖКХ-служб:

– В прошлом году тоже был очень сильный гололед, но всё чистилось и посыпалось. Нынче же ситуация просто катастрофическая. Не расчищены даже центральные районы, не говоря уже о периферии. Но ведь сейчас нет таких тяжелых условий для работы, как, допустим в 2015 году, когда были обстрелы… В России в случае спегопада, гололеда, если компания не справляется сама, она нанимает дополнительных рабочих для расчистки территории. В России за неубранную территорию управляющую компанию могу оштрафовать до полумиллиона рублей. Давайте начнем привлекать на работу задержанных на 15 суток, задержанных за нарушение комендантского часа. Как раньше было, при Советском Союзе. Чтобы они не просто сидели в камере, а работали на пользу города. Организуем исправительные работы.

Возмущение дончанина понятно. Но то, что мы пока не Россия, тоже не следует забывать. Впрочем, предложение использовать опыт СССР выглядит довольно уместным. Кстати, не только задержанные могли бы приносить обществу пользу. Уверены, Республиканский центр занятости мог бы посодействовать в кадровом отношении.

А вот жительница того же района Алина напоминает еще об одной, сопутствующей проблеме:

– Не устраняются сосульки с крыш, они в этом году достигали устрашающих размеров. Иногда просто страшно подойти к подъезду. Хотя доступ на крыши домов открыт, и сбить сосульки в начале их формирования не составляет труда. Ну не МЧС же этим заниматься!

Присоединяемся к Алине, но попутно адресуем коллективный вопрос жителям верхних этажей: товарищи, есть ли у вас в квартирах швабры или что-нибудь в таком же роде? Если нет, то раздобыть палку можно и на улице. Не в тундре живем. Ну, сбейте вы хотя бы те сосулищи, которые висят напротив ваших окон! Предварительно предупредив об опасности людей внизу.

Не смейтесь. Кивать на работников ЖКХ, конечно, проще, чем сделать что-то самому. А начинать-то надо с себя. Каждый может быть полезен, когда трудно всем. Между прочим, точно знаем, что сбивание сосулек своими силами не такой уж редкий прецедент. Многие делают то, к чему мы только что призывали. К сожалению, недостаточно многие…

Песок и лопата

Но вернемся к нашему гололеду. Чтобы освещение проблемы не было односторонним, мы захотели пообщаться с дворниками. Дать им слово в свою защиту. Однако сделать это оказалось не так-то просто. Если летом люди в оранжевых манишках поутру встречаются в каждом дворе, зычно переговариваются, будя тех, кто решил поспать подольше, то сейчас дворник во дворе – редкое явление. Казалось бы, когда, как не теперь, быть им на рабочем месте, но…

Встретив одну представительницу профессии, попытался выяснить причину такой дворницкой немногочисленности… Ответ получил веский, перевожу на гражданский язык: «А что нам здесь делать, песка-то нет?»

Так вот в чем корень зла! Объемы посыпочного материала рассчитаны на среднестатистическую зиму, а нынешняя, как мы помним, особая!

Будем принципиальными, приведем речь директора КП «Дорожное ремонтно-строительное управление» администрации Донецка Сергея Скиданова из его интервью сайту vsednr.ru:

– На начало зимы мы были обеспечены посыпочными материалами на 60 %. Этого было достаточно для того, чтобы поддерживать дороги в надлежащем состоянии. Существуют нормы, сколько материала нужно использовать на очистку города. В этом году все нормы оказались несостоятельны, мы столкнулись с настоящим стихийным бедствием.

Что ж, причина объективная. То, что нынешняя зима в ледовом отношении неординарна, мы видим и своим невооруженным глазом…

Но мы видим и другое. Например, как отец с сыном (фамилии называть не будем) в Кировском районе, вооружившись парой лопат (штык плюс совок), вдвоем расчистили дорожку от своего подъезда к ближайшей остановке. Не один день кололи, после работы и школы! Но обезопасили для себя и своих соседей один из отрезков каждодневного пути. Метров двести, знаете ли, на глаз!

У вас есть лопаты, друзья? Понимаете, о чем я… Кстати, этот же вопрос – товарищу дворнику, которому нечего делать, потому что кончился песок. Конечно, я принимаю в расчет пол и возраст женщины, уличенной мной в бездействии, но тут же парирую еще одним примером из жизни. Когда (лет 15 назад) во время дикого снегопада моя мать (работница ЖЭКа, причем вовсе не дворник) была мобилизована разгребать заносы, мы с отцом подключились и дали коммунальщикам две лишних пары рук. Мы пожалели мать, жену, и участок, который ей поручило начальство, был убран в три раза быстрее. Вопрос: наш бездействующий дворник одинок? У нее нет детей, внуков, мужа? Все наши дворники бобыли, вдовы? Не верю!

Впрочем, если и так. Чем уныло разводить руками, мол, нет песка, не лучше ли потихоньку, в меру сил, колупать ледяную корку хотя бы на одной из главных уличных троп: к школе, к магазину, к остановке. Гололед сковал наш город уже давненько, и снегопадов не было больше месяца. За это время, даже черепашьими темпами, играючи, можно было расколоть ледяной панцирь вверенного тебе участка. Спасти несколько человек от ушибов или, не дай Бог, худших травм. Но легче ведь покориться стихии.

Плата за подвиг

А еще можно пожаловаться на маленькую зарплату и сказать, что за такие деньги подвиг совершать не тянет. Вот, например, мнение работника ЖЭКа (правда, не дворника, сантехника, но трудящегося из одной с дворниками обоймы):

– Да что тут говорить, зарплаты маленькие, люди увольняются. Работа ведь у дворника грязная, тяжелая, зарплата небольшая. Мало кто согласен работать в таких условиях. Молодежи это просто неинтересно. Вы посмотрите, кто у нас сейчас работает – в основном пенсионеры. В таких условиях, как нынешней зимой, они просто физически не могут справиться. Вот жильцы говорят, что не расчищают снег, не посыпают дорожки, не разбивают лед. А вы попробуйте в 60 лет по 8 часов кидать снег лопатой и колоть лед. А насчет посыпки – тема отдельная. Ну, про Авдееевский карьер все понятно. Сейчас тротуар посыпается не песком, а граншлаком. Раньше, когда работал Донецкий металлургический завод, ЖЭКи оперативно закупали граншлак и рассыпали его на территории. Сейчас граншлак, насколько я знаю, был завезен еще осенью. Но у него есть одна особенность: при влаге он цементируется, и эту кучу просто невозможно разбить. Вот так и получается: что наковыряли, то и высыпали. Ну и опять-таки, возвращаясь к вопросу о количестве дворников: сейчас у нас в этой профессии, как и в некоторых других, чувствуется недостаток кадров.

Наш собеседник, Анатолий, конечно, прав. 60 лет не тот возраст, когда работа с лопатой в радость и на пользу. И о граншлаке – интересная деталь. И зарплата у дворников, конечно, невелика (впрочем, она априори не самая высокая – в любой стране мира). Кадровый голод тоже существенная проблема. Но повторяю, летом дворников видно и слышно, а сейчас – ау! Пусть мало работников, но ведь не видно и этих!

Кстати, того, о чем было сказано выше, Анатолий своей горькой правдой не аннулировал.

Что касается зарплаты… Не будем сейчас заниматься неблагодарным делом – сравнивать, чей лом тяжелее: учителя, дворника, шахтера… Но все же, земляки, давайте будем откровенны: госбюджетные зарплаты всегда недостаточно высоки, и не только у дворников. Так что же теперь, педиатр в поликлинике должен плюнуть в лицо маме, принесшей к нему гриппозного ребенка? Учитель должен отвернуться от назойливых вопросов любознательного ученика? А насчет подвига и зарплат… Так ополчение Донбасса в 2014-м свой подвиг вершило без всяких зарплат. Более того, идя воевать, люди нередко бросали оплачиваемые работы.

Патетика, высокие слова? Ну что ж, давайте будем циниками. Пусть дворник придет в больницу и найдет на двери амбарный замок. Эпидемия, врач перетрудился, пошел отдыхать…

Тетя Люба как исключение

А теперь немного позитива. Знаете, оказывается, все не так уж плохо. Есть и в дворницкой профессии немало светлых личностей. Они не сетуют на зарплату, не прячутся от гололеда в дворницкой, помнят, где лежит лопата, ругаются, но колют кувалдой застывший граншлак. Мы много где побывали и заметили интересную тенденцию: в каждом районе есть несколько двориков, на которых лежит печать ухода. Дорожка посыпана не где вздумалось, а именно там, где, очевидно, больше всего ходят. Лед сколот, снег убран. Любопытствуем у местных обитателей, подтверждают нашу догадку: здесь дворник работает, не щадя себя.

Елена Николаевна, жительница Киевского района, видит ситуацию иначе, чем предыдущие наши спикеры:

– Сейчас все обвиняют в гололеде дворников, винят их за некачественную работу, но я считаю, что дворники со своей задачей справляются как могут. У нас посыпают дорожки. Да, конечно, не так, как раньше, но посмотрите на этих тетушек, которые у нас работают. Пару недель назад, когда был сильный гололед, я наблюдала, как работает наш дворник: женщине уже за 60, и она рассыпала песок из ведра, едва балансируя по этому гололеду. Сама упала, но свою работу не бросила. Да, наверное, многие к своей дворницкой работе относятся спустя рукава, но насчет нашей тети Любы я такого сказать не могу.

Отрадно слышать такой отзыв. Уверен, в нашем городе (и в целом в Республике) таких теть Люб немало. Но и не так уж много, увы… Эти редкие подвижники как исключения лишь подчеркивают общую смурную картину. Но в то же время и подтверждают: все могло быть иначе, и не был бы гололед-2019 стихийным лихом, если бы каждый относился к своему долгу с чуть большей долей самоотверженности.

Но не будем заострять проблему в этом направлении. Мы же обещали не сводить нити в одну точку. Нерадивый дворник – типаж неприглядный, но в данном случае он не единственный объект для порицания. Надеемся, мы достаточно разбередили болевую точку. И если хотя бы немногие задумаются «а что я сделал для фронта?», значит, мы не зря рыскали по обледеневшим улицам Донецка и, чего скрывать, не раз шмякались оземь, проклиная свою профессию, вынуждающую нас плести этот репортаж.

Давайте все посмотрим на проблему не так, как привыкли. Дворник перед лицом гололедного катаклизма забудет о своем возрасте и небольшой зарплате, мы забудем о том, что считали дворника ответственным за гололед. А руководители, возможно, найдут решение, оптимизирующее ситуацию. Ну пусть не решение, а только намек на него. Мы не ждем чудес. Мы просто хотим, чтобы каждый развернул в свою сторону палец, которым он тычет в соседа. Проблема комплексная, и решать ее нужно сообща.

Автор Василий ПОПОВИЧ при содействии коллектива «Донецкого времени».

Фото Валерия ЛУКИЧА и из свободных источников

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи