Француз с донецкой душой

Сегодня Франсуа Мод д’Эме очаровывает слушателей ариями и романсами в Донецкой государственной академической филармонии. Но не многие знают, что исконный француз служил добровольцем в интернациональной бригаде «Пятнашка» – в той самой, которая вместе со «Спартой» и «Сомали» выбивала «киборгов» из Аэропорта

Франсуа приехал в наши края в 2015 году. У себя на родине он окончил военную академию, дослужился до звания старшего лейтенанта, но затем ушел в отставку. Что заставило его сменить сытую Европу на воюющий Донбасс – в эксклюзивном интервью «Донецкому времени».

Мажорная жизнь

– Франсуа, давайте с самого начала. Как вы, уроженец, наверное, самой известной провинции Франции, оказались у нас в Донецке?

– Когда был еще подростком, жил в слишком комфортных условиях. Да, не скрою, это была, как говорят по-русски, – мажорная жизнь. Мама и папа были очень добры со мной, всегда говорили фразы типа: «Франсуа, тебе не нужно играть в футбол, тебе и дома хорошо с нами». Мне говорили, что мне ничего не нужно делать. Но тогда уже понял: это не мое. У меня была большая мечта – стать офицером. Я ушел из дома, когда мне было 15, но куда ушел, мама не знала…

– Что стало главной мотивацией такого поступка?

– Хотел увидеть мир, стать крепким, сильным, мужественным человеком. Поступил на подготовительные курсы офицеров, затем успешно сдал экзамены в военную академию. Закончил ее и дослужился до звания старшего лейтенанта. Но потом, после определенных событий, мне неожиданно стали противны даже мысли о войне, и я ушел в отставку.

– Почему?

– Против кого тогда воевала Франция? Мои друзья получили медали за катастрофы, которые случились (видимо, Франсуа имеет в виду участие французской армии в боевых действиях в Афганистане, Сербии и Ливии – прим. ред.). Не мог представить, как они будут носить эти награды. Поэтому я сразу ушел. Была мысль уехать на Ближний Восток, например, в Ирак. Но потом решил поехать в Россию, в Москву. В военной академии я получил диплом по специальности «Международные отношения и литература».

– Весьма необычное образование для служивого!

– Да, во Франции есть возможность для военных получить гражданскую специальность, и это мне потом очень помогло. Так, девять лет назад решил поехать в Россию. Работал в университете, учил язык. Тогда еще не предполагал, но это был очень важный момент в моей жизни. В Москве познакомился с людьми, с которыми до сих пор общаюсь, и, наверное, именно дружба с ними предопределила мое будущее. Девять лет назад даже не знал о Донецке, но теперь я здесь.

Великий и могучий

– Вы русский знали еще до того, как приехали сюда?

– Да. Я учил язык, когда жил и работал в Москве. Сначала выучил алфавит, простейшие фразы. Научился читать афиши на улицах, знал, как правильно и, самое главное, когда произносить слова «спасибо», «до свидания», «здравствуйте». Но не больше. Теперь буквально каждый день стараюсь учить новые слова. Русский язык – это круто, красиво, он велик и могуч. Но шесть падежей – очень сложная вещь! А если учесть ваши так называемые «уменьшительные», количество синонимов, то у любого иностранца, как вы это называете, «снесет крышу».

– Насколько быстро адаптировались к новой жизни, зная только несколько русских слов?

– Для этого нужно иметь очень сильное желание. Но если есть любовь к культуре, то все получится. Мне очень помогла музыка. Когда начинаю учить новые песни, новые романсы, это уже как минимум 100 новых слов! Сейчас разучиваю русские романсы, народные песни и оперные арии. Это очень помогает мне в освоении, понимании языка. Недавно начал читать и учить «Евгения Онегина» вашего великого поэта Александра Пушкина, это помогает мне изучать новые слова и лучше понимать то, что говорю.

Простой план

– Франсуа, насколько мне говорили, вы приехали в Донбасс, чтобы воевать. Это правда?

– Я приехал сюда, в первую очередь, чтобы посмотреть, что случилось. Да, готов был принимать участие в боевых действиях, все-таки я кадровый офицер. Вы не поверите, но, приехав сюда, я по-настоящему почувствовал себя русским человеком с большой буквы. Для меня православие, душевная жизнь в славянском мире, традиции – это главное. Я приехал сюда помогать людям, которые с оружием в руках отстаивают свою свободу, независимость. Приехал, потому что четко понял для себя: в жизни надо выбрать одну сторону. И когда сделал этот выбор, ты не боишься потерять что-либо, и вот именно тогда ты чувствуешь себя реально свободным. Это и отличает русских от жителей США, Великобритании. Я сделал свой выбор, понял, что это моя дорога в жизни, и что ничего не боюсь.

– Вы были на передовой?

– Буду говорить откровенно. Возможно, не все поймут, да некоторым это и не нужно. Но хочу сказать одно: у каждого, кто там был, есть одна общая цель: защищать то, что мы считаем правильным, что ценно для нас. Мы воюем для этого.

– Вас не смущает, что в своей родной стране вы автоматически попадаете в разряд террористов?

– Невозможно быть друзьями всем людям в мире. Обязательно будут проблемы. Я просто принял сторону своих друзей. Мое место в жизни определено.

– Как вы считаете, кем была развязана эта война?

– Всегда есть люди, которые хотят разрушать, заработать на войне. Считаю, что эта война – просто проект, определенное желание построить новую картину мира в следующие 20-30 лет. Думаю, у Запада есть план уничтожить Украину, а может, даже и Беларусь, даже не говорю о России и других крупных странах. Чтобы, как они говорят, изменить мир. Эти люди не остановятся ни перед чем. Простой план: в первую очередь, уничтожать славян. Есть люди, которые ненавидят славянство и хотят истребить саму славянскую нацию путем гражданской войны. Их нисколько не волнует, что каждый народ прекрасен. У каждого есть своя красота, душа, самобытность.

Русская школа

– Франсуа, давайте отвлечемся от этого ужаса и теперь поговорим о вашей концертной деятельности.

– Музыкой интересуюсь достаточно давно, десять лет учусь пению. Когда-то познавал уроки в военной академии, хотел находиться в горячих точках, а теперь хочу познать самую тонкую, острую музыку. Это – опера. С итальянского «опера» переводится, как «произведение всего». Действительно, в этой музыке есть все, для меня она самая тонкая и красивая. Самый главный инструмент в этом жанре – голос. И это самое сложное, в первую очередь, технически. Я ровняюсь на советских теноров, таких как Иван Козловский. А самая моя любимая певица времен СССР – конечно же, Людмила Зыкина. Ее голос, чувства, которые она им передает, – это очень сильно. Своими песнями она показала всю глубину русской души.

– Каким образом познаете все тонкости вокала?

– В молодости много пел, играл на гитаре, увлекался разными направлениями музыки. В свое время даже хотел выпустить сольный альбом – записал партитуру для бас-гитары, барабанов, но потом потерял к этому интерес и начал интересоваться классической музыкой. Я хотел петь, и мне сказали: «Находи оперных певцов и учись у них». Это было очень непросто, но получилось. Сейчас у меня есть желание получить уроки особенной русской школы, но это очень сложная тема. Всегда слышал: «русская школа», «он из русской школы». В опере, балете это очень важная традиция, очень престижное и ценное такое воспитание. Думаю, есть какое-то внутреннее понимание человека о гармонии, чувствах, о музыке да и о жизни вообще. Есть музыка французская, итальянская, но в русской что-то особенное. И певцы, исполняющие русские произведения в других странах, дают чувства, незнакомые нам, нечто особенное. И я стараюсь научиться этому.

– Как складывались ваши отношения с коллективом, концертмейстером?

– Здорово, великолепно, каждый раз я в восторге. Это не только очень талантливые, но и душевные люди. Наш концертмейстер Ирина Боровицкая и муж ее Анатолий Юхман гастролировали по всему миру, работали с Иосифом Кобзоном, Алиной Коробко. Сейчас Боровицкая – мой преподаватель. Это потрясающий человек. В любой момент – утром, вечером, даже если она заболела, но надо работать, – она поет. Это истинный профессионализм. Последние 15-20 лет они с мужем занимаются преподавательской деятельностью и выступают в филармонии. Они объездили весь мир и обучили огромную массу артистов. Очень рад, что я – один из них.

Любовь с первого взгляда

– Расскажите о программах, которые вы исполняете, будучи солистом Донецкой государственной филармонии?

– Это камерная опера и эстрада, советское танго и фокстрот. Программа называется «Чудо-ретро». В Советском Союзе были прекрасные исполнители и композиторы, но, к сожалению, люди их больше не слушают, ну вот разве что Дунаевского еще помнят. И нашим творчеством мы стараемся поднять вот тот пласт культуры, который был в Союзе. Чтобы там ни говорили, но во времена СССР писались очень красивые песни, проникновенные стихи. Также мы исполняем эстрадные песни довоенных лет, оперные произведения, романсы.

– Какие французские исполнители вам ближе по духу?

– Ну прежде всего Жорж Брассенс. У него была очень своеобразная подача: интонация, произношение, тексты, манера поведения на сцене. Жаль, конечно, что его мало кто знает, в отличие от Шарля Азнавура, Бурвиля, Джо Дассена. Ну и, разумеется, Серж Генсбур. Хотя он-то вообще выходец из России, у него русские корни! И вот тут тоже есть проблема, поскольку его же больше знают как композитора, актера, кинорежиссера, мужа Джейн Биркин, наконец (англо-французская актриса театра и кино, певица, – прим. ред.).

– Вы собираетесь как-то популяризировать творчество своих кумиров? Возможности сейчас есть?

– Да, но не люблю делиться своими планами. Когда их воплощу в жизнь, вы и «Донецкое время» узнаете об этом первыми.

– Франсуа, ну и в завершение разговора… Вы в Донецке, остаетесь с нами. Ваша мотивация? Только честно.

– Я очень много путешествовал и только в Донбассе нашел то, что хотел. Здесь встретил именно тех людей, о которых мечтал, с которыми бы хотел быть рядом. Часто читаю в интернете, что русские люди не улыбаются, не приветливы, грубы или, еще есть такое слово, – «суровы». Я не вижу этого! И каждый день радуюсь, что я здесь, каждый день благодарю Донбасс за то, что он меня принял. Нужно верить в будущее и самим строить его здесь, просто создавать. Нужно гордиться своим городом, думать, как помочь Донецку, служить ему и развивать. Война – это просто часть истории, она когда-нибудь закончится. Очень люблю ваш город, он сильный, живой. И люди здесь сильные и душевные. Чувствую себя здесь как дома и не ощущаю разницы с Францией. Здесь я нашел нечто более ценное, чем то, что есть там, и для меня это очень важно. Знаю, что после Октябрьской революции, сто лет назад, к нам во Францию переехало очень много людей из России. И они стали нашей частичкой, полноценной частью французского общества. Но они не перестали быть русскими. В годы Великой Отечественной войны многие из них возглавили отряды сопротивления фашистам, в СССР это называлось «партизаны». И сейчас ваши земляки, живущие во Франции, тоже не перестали быть русскими, они стремятся сделать что-то для России. Раньше меня это очень удивляло, пока я сам не приехал в Россию, не прожил там какое-то время. Но по-настоящему стал понимать этих людей после того, как приехал в Донбасс. Здесь особая энергетика, мироощущение. И сейчас могу с гордостью сказать: Донецк – мой город, я здесь живу и буду жить.

 

Андрей Кладиев

Print Friendly, PDF & Email

Донецкое время Республиканская еженедельная газета. Выходит с 30 сентября 2015 года. Объем – 32 полосы, 8 цветных, телепрограмма. Освещает самые разнообразные сферы жизнь Республики: социальная, политика, экономика, военная. Охват аудитории – ДНР.

Похожие записи