Сага о легендарных шахтерских дивизиях

В начале августа 1941 года гитлеровские войска продолжали продвигаться вглубь территории СССР. Миллионы советских людей встали плечом к плечу против агрессора: только из одной Донецкой области на защиту Родины в составе частей и соединений Советской Армии отправились 175 тысяч человек, более 350 тысяч вошли в ряды народного ополчения. Из шахтеров были сформированы три (383-я, 393-я и 395-я) дивизии — о них до сих пор слагают легенды.

Чуть ли не из нарядных уходили шахтеры на фронт: участок – взвод, шахта – рота. Дома оставались рыдающие дети, жены, матери, а от одного взгляда на карту холодела душа. Фашисты уже подступали к Москве, Донбассу, Крыму. Стремительное продвижение немецких войск помешало закончить полное формирование дивизий. Недоукомплектованные материальной частью, недостаточно обученные, они были вынуждены принять боевое крещение в родном краю.
Седьмого октября севернее Осипенко (Бердянска) сомкнулись 1-я танковая и 11-я армии фюрера, которые отрезали часть советских войск 18-й и 9-й армий. С упорными боями эти части вырывались из кольца. 18-я армия отходила к Сталино, 9-я – к Таганрогу. Чтобы замкнуть новое кольцо, вдоль берега Азовского моря поползли немецкие танки, дорогу им преградили бойцы 395-й стрелковой дивизии, именно под их прикрытием уцелевшие подразделения уходили из окружения. Горняки стояли насмерть. Так рота, расположившаяся по направлению Мангуш-Мариуполь, точно по приказу, пропустила через себя танки и остановила немецкую пехоту. Немецкие танки расстреляли огнем орудий. Шахтерская рота не дрогнула и тогда, когда пошли танки второго эшелона группы Клейста. После этой атаки в живых осталось лишь шестеро бойцов.
В начале октября в район Селидова выступили части и 383-й дивизии. На протяжении октября 1941 года они вели непрерывные, упорные, ожесточенные бои с захватчиками, которые превосходили советские войска по количеству живой силы и техники. Фронт каждой шахтерской дивизии порой растягивался до семидесяти километров. И умудренные опытом их командиры — Герои Советского Союза Константин Провалов, Иван Зиновьев, комбат Вениамин Петраковский — были вынуждены, вразрез всем академическим знаниям, вести непрерывные бои на территории огромной протяженности. Подступы к Сталино защищались упорно. Кровопролитные бои шли на участке Мандрыкино, Авдотьино, на станции Рутченково. Вокруг творилось что-то невообразимое: желтый и черный дым полз над землей (горела последняя добыча угля — ее не успели вывезти, высыпали на терриконы и подожгли), свистели пули, кричали люди, на улицах города против фашистов шли врукопашную. Но, несмотря на исключительно ожесточенный характер сражений, нашим воинам пришлось отступить. Можно только догадываться, что творилось в их сердцах, когда они оставляли на милость врага родные дома и своих близких.
Шахтерские дивизии отходили вглубь Донбасса, потери в личном составе были до пятидесяти процентов. Множество безвестных горняцких могил осталось в донецких степях, но к новым рубежам вышли вполне боеспособные части. Они оказывали сопротивление и немцам, и австрийцам, и итальянцам.
К концу октября немецкая армия заняла район Харькова, ворвалась в юго-западную часть Донбасса, вышла на подступы к Ростову. Гитлеровцы стремились захватить плацдармы на южном берегу Дона и двинуться на Майкоп и Туапсе. Их остановили 383-я и 395-я шахтерские стрелковые дивизии. Более восьми месяцев, с ноября сорок первого года по июль сорок второго, удерживали позиции в районе реки Миус советские войска. Воины проявляли чудеса героизма, отбиваясь до последнего вздоха, до последнего снаряда от врагов. Навечно осталось в памяти народа мужество Даниила Еретика, Захара Галеты и многих-многих других. Вот скупые строчки фронтовой корреспонденции: «У разбитого пулемета лежали трое наших бойцов. Рядом с первым номером нашли клочок бумаги, на котором было всего несколько строк: «Я – горняк. Дед и прадед мои — горняки, отец мой — горняк, три моих брата — тоже горняки. Я дрался за Донбасс».
(Продолжение в № 36)
Прославились шахтерские дивизии и своим воинским почином – снайперским движением. О лучших снайперах Максиме Бырскине и Федоре Куделе даже песню сложили:
Чтобы оккупанты в страхе онемели,
Чтобы задрожала немчура –
Боевому снайперу Федору Куделе
Дружное шахтерское «ура».
Шахтерские дивизии не отходили с занимаемых позиций без приказа, но в первые годы войны часто приходилось занимать все новые и новые рубежи обороны. На долю дивизий выпала защита Ростова и кубанских станиц, но самые жаркие бои развернулись за Кавказ.
Говорят, у каждого фронтовика есть главное место на войне, которому отданы высшие духовные порывы, физический труд на грани невозможного. Для многих этим местом стал Кавказ. Бои на Кавказе были страшными, «многоэтажными» — на земле, на море, в небе, в горах на отвесных скалах и узких тропах. Каждый кусок хлеба, каждая мина и снаряд доставлялись на передовую, буквально, на руках. Каждого раненого несли в тыл на плечах, шагая по крутым обледеневшим склонам. А чтобы окончательно сломить волю советских солдат, фашисты по Тереку разлили и подожгли нефть. После этого даже напиться стало невозможно.
Но и в этих невыносимых условиях бойцов шахтерских дивизий не покидало мужество. А оставшиеся без патронов пулеметчики порой поднимались и безоружные кидались на позиции врага. Самого большого накала бои достигли на подступах к Туапсе, именно в это время родился печально известный фашистский приказ: «Моряков и шахтеров в плен не брать, немедленно уничтожать».
Мы, глядя из сегодняшнего дня, меряем войну большими сражениями – под Москвой, под Сталинградом, на Курской дуге. Но были бы возможны эти великие победы без упорных боев за небольшие поселки, хуторки, леса, поля, балки?
Шахтерские дивизии отличались не только упорством в сражениях, но и находчивостью. На высоте Безымянной в районе Новопавловки за передним краем обороны выставили карикатуры: «Гитлер», «Немецкий солдат без ног возвращается к своей семье» и другие. Они мозолили немцам глаза, по ним открывали огонь, к ним ползли фашистские «охотники». Но карикатуры появлялись вновь и вновь.
В ночь на 19 ноября 1943 года войска Юго-Западного и Донского фронтов услышали приказ: в контрнаступление! Они освобождали родную землю пядь за пядью и не сосчитать, сколько встретилось им на пути «узлов сопротивления», организованных фашистами.
9 октября, как свидетельствует приказ Верховного Главнокомандующего, советские войска «в результате многодневных и упорных боев завершили разгром Таманской группировки противника, полностью очистили от захватчиков Таманский полуостров. В боях особенно отличились: 383-я стрелковая дивизия, 395-я стрелковая дивизия. Впредь эти соединения и части именовать 395-я Таманская стрелковая дивизия, 393-ю за особо умелые и решительные действия представить к награждению орденом Красного Знамени».
После боев за освобождение Таманского полуострова пути-дороги шахтерских дивизий разошлись. 383-я под огнем фашистов переправилась через Керченский пролив, метр за метром отвоевывая плацдарм на Керченском полуострове и освобождая Крым. 395-я Таманская пошла с боями на север, через Белоруссию, Прибалтику, Польшу на Берлин.
Воевали они героически. За победу в Крыму к имени 383-й дивизии прибавилось звание «Феодосийская», за успешное вторжение в Бранденбургскую область Германии к ней присоединилось звание «Бранденбургская». Теперь она стала называться Феодосийско-Бранденбургской, а три ее стрелковых полка – Севастопольскими. Она награждена орденами Красного Знамени и Суворова второй степени. Легендарная 383-я стрелковая дивизия внесла огромный вклад в великое дело победы над гитлеровскими агрессорами. Тысячи солдат и офицеров дивизии погибли на фронтах Великой Отечественной, иным удалось вернуться с фронта живыми. Но все они стали наглядным примером мужества и воинского долга для последующих поколений. В Донецке, где комплектовалась дивизия, на зданиях формирования полков установлены мемориальные доски. Именами Героев Советского Союза, служивших в 383-й стрелковой дивизии, названы улицы и населенные пункты в разных регионах бывшего Советского Союза.
Ордена Красного Знамени и Суворова второй степени украсили знамя и 395-й Таманской дивизии. К сожалению, судьба третьей шахтерской дивизии сложилась трагически. 393-я стрелковая дивизия под командованием Ивана Зиновьева мужественно сражалась с врагом в начале войны, фашисты ее даже прозвали «черной дивизией», но в 1942 году эта дивизия во время прорыва на Харьковско-Барвенском направлении попала в окружение. Сколько бойцов полегло и попало в плен, точно неизвестно. А ее командир «полковник Иван Зиновьев расстрелян немцами за подготовку к побегу из фашистского лагеря».
Вот так: три дивизии – три дороги. Но героизм, мужество, храбрость были общими для всех, как и вклад в дело нашей победы.
По материалам Интернета

Print Friendly, PDF & Email