Александр Захарченко: «Без смены киевской власти мир не наступит»

7 марта в Донецке прошла пресс-конференция Главы государства. На встрече с журналистами Александр Захарченко ответил на вопросы о текущей ситуации и дал оценку некоторым высказываниям западных кураторов украинских властей.

 

 

— Александр Владимирович, около полуночи с 4 на 5 марта вступило в силу очередное перемирие, так называемое «абсолютное» и «бессрочное». Между тем, уже утром 5-го числа украинские военные нарушили договоренности и открыли огонь по коммунальщикам ДНР в Горловке, также под обстрел попали депутат Госдумы РФ и журналисты в Ясиноватой. И, к сожалению, мы такую ситуацию наблюдаем на протяжении почти четырех лет. Как вы считаете, имеет ли смысл назначать новые перемирия, если Украина их не соблюдает, насколько это в реальности вообще имеет значение, если обстрелы и жертвы, к сожалению, продолжаются, и что делать, чтобы прекратить агрессию Киева?

— Начнем с того, что, чтобы объявить о начале нового перемирия, надо было объявить об окончании предыдущего. Могу ошибиться, так сбились со счету уже, но у нас было около 15 таких перемирий. Все они до сих пор продолжаются — и школьное, и хлебное, и новогоднее… Я отношусь уже к этому с юмором.

Единственная возможность прекратить войну и наладить мирную жизнь – это добиться выхода на границы ДНР, то есть бывшей Донецкой области и, самое главное, — это смена власти в Киеве. Без этого объявление всех перемирий не имеет значения.

— Как вы оцениваете старт обсуждения стратегии развития Республики «Сила Донбасса», и когда данная программа из обсуждения перерастет в реализацию в жизнь?

— Процесс идет, и уже есть первые результаты. Основная цель дискуссии задана. По результату обсуждений будет принято решение, какие из предложений целесообразно включать в программу.

На самом деле можно говорить о том, что «Сила Донбасса» стартовала давно. Ведь все направлено на развитие экономики, улучшение социальной обстановки, строительство по-настоящему народного государства. А это все задачи правительства и мои.

— За время работы ОД «ДР» с обращениями граждан сколько писем из общего объёма адресовано лично вам через специальные почтовые боксы в Общественных приёмных? Какие вопросы люди ставят чаще в этих обращениях, и требуется ли корректировать приоритеты в работе чиновников на местах?

— Практически все обращения ранее были адресованы на мое имя. Кстати, это очень плохой признак — ко мне обращаются как к последней инстанции. Поэтому было принято решение о переформатировании работы Общественных приемных. И ситуация уже начинает меняться: люди больше обращаются к администрациям городов, в профильные министерства, к начальникам различных департаментов и управлений. Переформатирование прошло вовремя.

По поводу чиновников отвечу однозначно – конечно, надо. Если дать им возможность просто тихо сидеть на своих местах — обращений будет в тысячу раз больше, и все снова на мое имя. Считаю, что чиновников взбадривать надо периодически.

— Есть ли направления, по которым буксует чиновничий аппарат?

— Самые острые – это социальные и жилищно-коммунальные проблемы. Но  это связано не с тем, что буксуют чиновники. Основной фактор – война. Ресурсы, которые должны тратиться на строительство, решение социальных проблем и другие важные вещи, тратятся на ведение боевых действий. Как только наступит мир — ситуация улучшится.

— Волкер на днях сказал, что ДНР и ЛНР должны быть ликвидированы, чтобы суверенитет Украины на Донбассе был восстановлен, что вы думаете по этому поводу?

— Во-первых, пусть Волкер попробует. Во-вторых, хочу отметить, что, когда вопрос о наступлении мира был задан мне, я ответил тактично.

И, наконец, я считаю, что самое страшное — это то, что человек такого уровня, не последний в мире, говорит об уничтожении четырех миллионов жителей! Другим странам стоит задуматься, если США считает возможным для своих целей уничтожать мирное население.

Мы готовы к любым событиям и не дадим себя уничтожить.

— Нехватка квалифицированных кадров — одна из проблем, с которой столкнулась Республика еще в начале пути своего становления. Удалось ли сделать так, чтобы молодые специалисты после окончания учебных заведений оставались здесь, и что планируете делать в будущем в этом же направлении?

— Если вы считаете, что у нас все уезжают учиться за границу, то не правы. Остаться или уехать – это выбор любого студента. Но большинство остаются тут. Кадровый голод есть. Эти проблемы будут преодолеваться в 2019-2020 годах, когда вузы закончат те студенты, которые поступили уже в Республике. Второе решение – это возвращение в мирную жизнь людей, которые сейчас в окопах с оружием в руках защищают нашу Родину. Там есть хорошие специалисты, и они действительно любят Республику, верят в светлое будущее.

Пока мы делаем все возможное для привлечения молодых специалистов, создания для них благоприятных условий. Но рабочих рук не хватает. На решение проблемы нужно время.

— Какие у властей ДНР ближайшие планы по развитию угольной промышленности в государстве? Планируются ли в рамках вашей предвыборной программы соцподдержка шахтеров и полное погашение задолженностей по заработной плате?

— А где есть задолженность по заработной плате? На государственных шахтах есть отставание в выплате заработной платы – ровно месяц. По некоторым коммерческим предприятиям существует задолженность в полгода. Мне пришло обращение с шахты «Ждановская» — там вопрос о закрытии 4-6 месяцев, в зависимости от участков. Дело в том, что текущая заработная плата выдается там вовремя. Задолженность возникла в 2015 году, когда там шли активные боевые действия. Мной дано распоряжение и дирекции, и собственникам, я лично буду контролировать ход его выполнения.

Ситуация напряженная: не на всех госпредприятиях отрасли  погашены долги за прошлый период, но текущая зарплата выдается всем. Руководству поставлена задача данный вопрос сделать приоритетным. 98% предприятий погасили долги, остаются шахты, которые временно не отгружают уголь, либо работают в режиме водоотлива. На водокачках зарплаты платятся из госбюджета, который формируется по итогам квартала. Поэтому есть задержки.

Угольная отрасль многообразна, нельзя рассматривать проблемы в целом. Для меня этот вопрос важный, я сам работал шахтером и прекрасно понимаю всю тяжесть труда горняков. Все меры, которые я могу предпринимать, и даже больше, я предпринимаю.

— На съемках к нам часто обращаются бывшие военнопленные и политзаключенные, которые после обмена оказались в сложной ситуации: у некоторых людей нет документов и прописки, поэтому они не могут устроиться на работу или оформить социальные выплаты, пенсии. Как в ДНР решается этот вопрос?

— Еще две недели назад я отдал приказ омбудсмену Дарье Морозовой и Министерству обороны, чтобы выдача документов началась, и этим людям по максимуму содействовали в этом вопросе. Не все еще прошли проверку. На сегодня уже 15 человек, которых мы обменяли, являются агентами СБУ, засланными сюда.

По всем остальным – в частном порядке вопросы решаются.

av-zakharchenko.su

Print Friendly, PDF & Email