Андрей Макаёнок. Король автотрассы, или Жизнь за рулём

Андрей Макаёнок никогда не был поп-звездой, летчиком либо актёром. Тем не менее, в нашем районе он личность известная – постоянные пассажиры автобусов рейсов «Иловайск – Донецк», «Харцызск – Донецк» знают его и по имени, и в лицо. Кое-кто и подарки дарит! А если серьёзно, Андрей Макаёнок, вместе с начальником по эксплуатации автотранспорта Вячеславом Грищенко, во время разгара военных действий в 2014 году, рискуя собой, вывез из-под обстрела сотни беженцев. Во время беседы с ним журналист «Родины» узнала много нового о нюансах профессии водителя.

Общий стаж работы Андрея Макаёнка 26 лет. Если вытянуть в прямую линию весь путь, который он пробыл за рулём за это время, то получится 375 тысяч километров — расстояние, равное примерно от Земли до Луны

Остановка «Жизнь или смерть?»

Три тяжелых, кровавых месяца 2014-го года, во время которых особенно интенсивно обстреливали наши города, Андрей Вячеславович не забудет никогда. Рейсовые автобусы не ходили. Андрей вывозил беженцев в район Бердянска. Когда линия фронта переместилась уже в ту сторону, перепуганные люди массово ринулись домой, в Харцызск. Водителям приходилось перевозить людей под минометным огнем.

– Как-то раз, в августе 2014 года, мы везли людей из Урзуфа в Харцызск, – вспоминает Андрей. – Автобусы, как правило, шли колонной, примерно, по десять машин. В «хвост» колонны пристраивалось еще порядка 30-40 «легковушек». Дело в том, что ситуация на фронте менялась каждый час. Надо очень хорошо знать местность. Поэтому люди на своих машинах прибивались к нам, чтобы проехать по безопасному объездному пути. Я всю жизнь живу на Донбассе, думал, что знал местные дороги. А теперь открыл для себя столько новых путей, о существовании которых никогда не подозревал.

И вот представьте ситуацию: через Екатериновку подъезжаем к украинскому блокпосту. «Укры» высадили из автобуса всех мужчин, раздели по пояс, стали выискивать мозоли на пальцах, следы на теле от ношения винтовки – чтобы не пропустить ополченца… После проверки спрашиваем «укропа», безопасна ли дорога? Он с «психами» отвечает, да, мол, шуруйте вперед!

Поехали. И тут навстречу нам летит «легковушка». Водитель кричит: «Куда вы едете?!! Тикайте, там мост бомбят!». Мы развернулись, помчались назад, к украинскому блокпосту. Я не выдержал, высказал «укропу»: «Там же стреляют, зачем вы нас туда послали?». Он достал пистолет: «Ти хочеш про це поговорити? Виходь!». Представьте реакцию людей в автобусе и мою? Я ему «Нет!», он кричит: «Виходь!». – «Всё понял!» – ответил я и быстро уехал.

И вот едет наша колонта где-то в поле, по таким местам, куда и птица не летит, и зверь не идет. И тут начинается минометный обстрел – оказывается, мы попали между двумя воюющими сторонами. Пассажиры закричали, упали на пол, я пригнулся, но руль бросить не могу!

Проехали опасное место, впереди опять «укроповский» блокпост. Очередь – на километры. Жара под сорок, наши пассажиры измучены тяжелой дорогой, сутки простоя не выдержат. И вот глава нашей колонны, водитель Виталик – отчаянный парень, как рванёт в объезд по обочине! И вся наша вереница автобусов и машин – за ним!

Укропы кричат: «Вы куда, придурки, там же мины!». Люди из машин повылазили, нас на видео снимают. А мы летим как скаженные… Слава Богу, обошлось! Перепугались, конечно, а потом уже смеялись – началась нервная разрядка.

Остановка: «Беда сплачивает»

Вспоминая военный период, Андрей отметил, что страшные события невольно сплотили людей. «Я живу в частном доме на улице Постышева, – рассказывает он. – Во время войны очень сдружился с соседями. Все – и пожилые, и молодые, почти каждый день собирались вместе, обсуждали горячие новости, помогали друг другу. И это не только у нас. В начале сентября меня посадили на «пятерку» (городской маршрут – прим.авт.). Денег у людей не было, потому я не просил за проезд. Так вот, многие бабушки сами давали мне гривны. Я отказывался, они настаивали: «Бери, сынок, мы так рады, что хоть какой-то автобус по городу ходит, может, на бензин тебе хватит».

…Я заметил, что чем меньше город, тем жители как-то добрее, душевнее, чем в областном. В Иловайске, например, большая часть пассажиров – постоянные, в основном, едут или на работу, или на учебу. Многие занимают друг для друга места в салоне, перезваниваются. У нас есть пассажирка – Татьяна Юрьевна Нетудыхатка, работает в Харцызске. Так она с нами уже несколько лет ездит утренним рейсом из Иловайска в Харцызск. Все пассажиры знают, что место рядом с водителем – для неё, уже и не занимают. Еще есть Наталья, она со мной ездила рейсом «Харцызск–Донецк», а теперь «Иловайск–Донецк». Всего восемь лет. Уже скоро десятилетний юбилей совместных поездок отпразднуем!

Постоянных пассажиров я поздравляю с праздниками: с Восьмым марта, с Новым годом. А они меня. Тоже хотят порадовать. Еще до войны четыре пассажирки «сбросились» и в мой День рождения подарили стаканы из богемского стекла. Бабушки часто угощают то яблоком, то конфетой. Конечно, очень приятно.

Татьяна НЕТУДЫХАТКА, начальник терцентра г. Харцызска

– С Андреем я езжу каждый день уже три года. Вы сами знаете, что у водителей очень нервная работа: они должны и пассажиров в целости и сохранности довезти, и за проезд деньги получить, и все конфликты в автобусе разрешить. Так вот, таких как Андрей: вежливых, культурных водителей редко встретишь. Видно, что руки золотые, когда нужно – и поломку исправит. Как-то зимой мы поломались где-то между Макеевкой и Донецком. Так Андрей полез под автобус, лег на ледяной асфальт и сам всё починил.

Остановка: «Культурно о некультурном»

Рабочий день Андрея начинается в шесть утра и заканчивается в шесть вечера. Только за один полурейс он перевозит порядка 50-ти человек. Информационная нагрузка – колоссальная! А ведь не всегда пассажиры бывают, скажем так, образцово-показательными. «Сильно устаю, когда рядом с водительским местом люди говорят по телефону, – объяснил Андрей. – Я понимаю, когда общаются по делу. А когда долго болтают ни о чем, то разговоры над ухом сильно отвлекают и утомляют. Пытаюсь вежливо объяснить, что так делать не надо. Одни относятся с пониманием, другие начинают задираться. Но я стараюсь не конфликтовать. Ко всем пассажирам, даже к детям, обращаюсь на «вы», считаю, что это дисциплинирует».

По словам Андрея Вячеславовича, бывает, что пассажиры просят высадить их в «неположенном месте», дескать, им там удобнее. И очень обижаются, услышав отказ. Они просто не понимают, чем нарушение правил грозит водителю. «У меня был случай, когда бабушка слезно просила: «Сынок, я пропустила остановку. У меня ноги больные, а идти так далеко! Пожалуйста, высади меня здесь!» – вспоминает водитель. – Я пошёл ей навстречу. А следом за мной ехали «гаишники» в гражданской машине. В итоге – бабушка осталась довольна, а меня оштрафовали. После этого я на подобные просьбы не реагирую». Как объяснил Андрей, все остановки по маршруту предусматриваются расписанием и паспортом маршрута. За несоблюдение лицензионных условий перевозчик может быть, помимо штрафов наложенных представителями ГАИ, лишен лицензии, отстранен от работы на маршруте.

Остановка «Приметы у водителей»

Свои приметы есть у студентов, летчиков, рыбаков. А у водителей? Оказывается, тоже есть! Говорят, что если первый пассажир в салоне будет платным, то это к удаче. (Кстати, даже без удостоверения опытный глаз определит льготника. Полушутя-полусерьезно, мне сказали, что у них тоже есть особые приметы: зимой дамы в беретах, летом в – панамах).

Впрочем, наверняка все водители хотят, чтобы платных пассажиров было как можно больше. «Я ничего против «льготников» не имею, но когда за рейс перевозишь 54 «льготника» из 200 пассажиров, приходится, как говорится, туже затягивать пояс. Ведь нужно купить солярку, выполнить план по перевозкам, да еще и себе копейку заработать. При этом, наше предприятие держит цены довоенного уровня. Как раньше стоимость была 15 гривен, так и сейчас осталась в перерасчете на рубли – 30 рублей. А ведь бензин подорожал почти в три раза! Но цены не повышаем, заботимся о пассажирах», – объяснил Андрей.

Остановка «Не корми мошенника»

Наверняка, каждый из нас когда-либо сталкивался с побирушками, промышляющими в автобусах: кто-то собирает деньги «на операцию», кто-то в помощь «больному ребенку». К попрошайкам Андрей относится отрицательно: «Дурят людей!».

– Я одного помню, в Донецке на Калининском рынке стоял, типа однорукий, – рассказывает водитель. – Ходил в старом потертом пальто, от которого несло мочой. Потом как-то заходит ко мне в автобус: выпивший, с девицами под ручку, весь разодетый. Смотрю – у него уже и «ампутированная» рука выросла! После этого его отгонял от автобуса, и другие водители тоже.  Знаю, что попрошайки хорошо зарабатывают. До войны иногда я менял у них мелочь. Так вот, за полдня некоторые по 300 гривен собирали.

– Сейчас модно спекулировать на чувстве сострадания, называясь беженцем, который не может вернуться домой. Как отличить человека, действительно попавшего в беду, от жулика?

– Такие люди обращаются за помощью или к водителю, или к контролеру на автовокзале. А не ходят по автобусам, давя на жалость пассажиров. Я знаю одного молодого «беженца», который уже три года, якобы, не может в Снежное уехать. Все на билет не насобирает.

Пассажирами, которых перевёз Андрей Макаёнок за 13 лет работы в пассажирском транспорте, можно полностью заселить Харцызск, Зугрэс и Иловайск – это порядка 90 тысяч человек.

Гараж

Родился Андрей Вячеславович 10 августа 1973 года в Харцызске. Окончил Харцызское ПТУ по специальности «Слесарь-ремонтник» и параллельно Зугрэсское училище по специальности «Водитель автотранспорта». После службы в армии работал водителем на автобазе «Октябрьуголь», в узле связи и на других предприятиях. Женат, воспитывает 19-летнего сына Максима и 8-летнюю дочку Дашу. В юности был заядлым коллекционером марок, разводил голубей, любил возиться с техникой, ходил «качаться» в тренажерный зал. Сейчас из увлечений осталась рыбалка. Стаж «тихой охоты» – 36 лет. Как и любого рыбака, душу Андрея греет весомый улов. Например, в прошлом году он поймал сазана на ставке в Степано-Крынке весом 6,5 кг.

* * *

В День автомобилиста, 29 октября, Андрей Вячеславович работал на автобусе «Харцызск–Донецк». Постоянных пассажиров не было – как-никак у рабочего люда и студентов выходной день, но даже незнакомые люди поздравляли его с праздником. А один мужчина произнес вполне профессиональное пожелание водителю: «Ни гвоздя, ни жезла!». Присоединяемся!

Ксения СМИРНОВА, фото автора и из фотоальбома А. Макаёнка

Print Friendly, PDF & Email